КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

Миф ХХI века, или

Коричневая поступь
«истории»

Эту книгу нам принесли с кафедры дифференциальной геометрии и приложений. Есть такая на мехмате МГУ, а заведует ею академик Фоменко. Ныне на подававшего в молодости надежды тополога российской наукой и патриотической общественностью возложена трудная, но почетная задача: заклеймить «ученую немчуру» и ее прихлебателей, соловьевых-карамзиных. И на место истории ложной, выдуманной исполнителями социального заказа Закулисы водрузить историю подлинную, истинно русскую. Нашу! И доказать ее с помощью точнейшей из наук — математики. «Выправить современную хронологию, исходя из самых точных данных, которые дают историкам современная астрономия и математика».

Л.И.Бочаров [и др.] Заговор против русской истории. (Факты, загадки, версии). М., "Анвик", 1998. 224 с.

Но и о Новой Исторической Хронологии, который уж год сотрясающей вненаучный российский мир, и о таинственной кафедре с невиданными доселе в математике целями и задачами — обо всем этом речь впереди. Изложение событий и связей, фантастических, как всеславянское братство, но реальных, как белая горячка, мы начнем с самого простого — с содержания книги (все приведенные выше цитаты взяты именно из нее).

Книга эта историческая. А история, как известно, делится на две части. Одна часть — хорошая и правильная: в ней мы, славяне, основываем Рим и сокрушаем Александра Македонского. А вторая история — неверная, дурная: в ней кишат Романовы, Запад и прочие заклятые враги России. В наше безотрадное время полезнее начать с истории хорошей.

О «мамином сыне» Мамае, батьке Батые и святом Чингиз-Хане

От начала времен миром владели славяне (они же — татары-ордынцы). Это был великий народ, крещеный лично учениками Иисуса Христа. Называли его по-разному: скифы, славяне, готы, этруски. Народ этот владел Азией, Африкой, Францией, Англией, Испанией, Италией...

Еще в ХIII веке почти вся Европа была славянской. От нас произошли: французы, шведы, финны, норманны, германцы, британцы, молдаване, турки. «Плюс еще более десятка народов, названия которых современному читателю уже ничего не говорят».

Еще двести лет назад наши предки гордились великим славянским полководцем Аттилой. «А сегодня мы что-то смутно слышали о каких-то гуннах, о каком-то Аттиле... Что будут знать наши дети?»

А первое, что услышали евреи, войдя в землю обетованную, было имя Россов — пращуров греков и римлян.

Но все свои подвиги мы совершали не одни — а в союзе с братьями-татарами. Вернемся к началу этой главки: как трогательно звучали для русского уха сами их имена! А если и бывали между нами какие трения, так это потому, что власть в нашей Орде была разделена: русские обладали полнотой гражданской власти, татары — военной. Между правителями бывали столкновения, случалось даже, что гибли люди. Но нарушить ордынскую идиллию все это, конечно же, не могло.

Однако все-таки не весь мир был нашим. Часть Европы, не попавшая под благодетельную власть Орды, боялась и ненавидела славян. Скрежетали зубами русофобы при виде нашей копейки: ценность ее и роль многократно превосходили роль доллара в современном мире.

И тогда...

Русофобы удлиняют всемирную историю

В конце ХVI века Великая Держава заколебалась: начались междуусобицы, в результате которых «прозападно настроенная династия Романовых победила в гражданской войне (известной под именем Смута) исконно русскую династию Ивана Калиты (ханов-царей Орды, т.е. Руси, которые тяготели к Востоку). После этого и была предпринята попытка ревизии истории, и мы видим существующий сегодня вариант, когда все прогрессивное якобы приходит в Россию с Запада, а все плохое, враждебное возникает на Руси <...> Начался массовый террор, известный под названием опричнины. Развязан он был именно Романовыми. Их вотчина находилась в западной части Руси — в псковских землях... Они выражали интересы прозападной группировки, противниками которой была вся старая боярская знать, т.е. знать русско-монгольской старой Ордынской династии».

Но террора мировой Закулисе и ее марионеткам Романовым показалось мало. «Русофобы боялись нового усиления России и во что бы то ни стало хотели стереть историческую память великого народа. Они как никто другой понимали, что память эта — основа основ будущего возрождения страны. Нравственного возрождения, которое было чрезвычайно опасно для власть имущих иноземцев». И Романовы рьяно взялись за уничтожение нашей истории. Действовали они методами инквизиции: «на улицах полыхали костры, а историков умерщвляли на месте».

Но и этого оказалось мало тоже. И вот в Ватикане родилась воистину дьявольская мысль: удлинить мировую историю на 1000 лет!

«Сделано это было в угоду политическим интересам Запада, где-то в ХVII веке с единственной целью — вычеркнуть из памяти славные победы славянского народа, забыть о существовании в ХIII-ХV веках мощной Русско-Ордынской империи, подчинившей себе весь тогдашний цивилизованный мир.

...Поэтому и россияне могли бороться с Понтийским Царем, и св. Андрей вполне мог лично крестить Русь. Вот только происходило это на 1000 лет «ближе к нам», чем это принято обычно считать. Следы громких военных побед славян тоже можно найти в «школьном» курсе истории. Они «зашифрованы» под нашествием гуннов, готов, викингов и «сдвинуты» далеко в прошлое. Но представители этих племен составляли единый народ — славянский».

После этого гениального открытия все встало на свои места.

»Этрусские завоеватели ХIV века н.э. были христианами и, конечно, пользовались церковными книгами... «Древние» оставили много свидетельств об этрусках. По новой реконструкции истории это были авторы, писавшие в ХIV-XV веках н.э., то есть «античные» авторы, жившие уже после великого «монгольского» завоевания Италии <...>

В Западной Европе yничтожали следы того, что «монгольское» завоевание ХIV-XVI веков было на самом деле русским, поэтому, естественно, сложился запрет касаться любых следов былого русского присутствия в Западной Европе <...> Дьявольский план по созданию лживой древнерусской истории успешно реализовался. Именно с этой целью целая свора фальсификаторов, прикормленных династией Романовых, сфабриковала «историческую» теорию о военном противостоянии Руси и Орды <...> Не щадя живота своего выполняли они социальный заказ: выхолостить из нашей истории все, что позволило бы будущим поколениям русичей — нам с вами — считать себя потомками великой цивилизации, чья культура, уровень развития намного превосходили все, созданное до этого».

История одной карьеры

«Фоменко Анатолий Тимофеевич. Академик, профессор, зав. кафедрой мехмата МГУ. Автор 170 научных работ, 23 монографий и учебников». Все это правда, но нуждающаяся в некоторых комментариях.

В 1992 г., когда учитель Фоменко, академик С.П.Новиков находился в США, Фоменко разделил его кафедру. Он сделал это по договоренности с В.А.Садовничим (бессменным проректором, а ныне ректором МГУ). С.Новикову, с которым преобразователь истории был тогда в дружеских отношениях, о своих планах он не сказал ни слова. Между тем кафедра Фоменко немедленно стала полигоном для очередного крупномасштабного наступления на историю.

Не уставал будущий академик продуцировать и математические монографии. И в том же 1992 г. разразился скандал: известный американский математик Альмгрен заявил, что в очередном труде Фоменко содержатся грубые ошибки. И что об этих ошибках он сообщал автору до выхода книги.

Публикация заведомо ошибочных утверждений полностью дискредитирует математика, независимо от его возможных прошлых заслуг. И поэтому некоторым наивным людям показалось странным происшедшее дальше.

За последовавшие три года Фоменко опубликовал в издательстве МГУ поток «научных» исторических монографий. В итоге в 1995 г. первооткрыватель был поставлен во главе отделения... математики мехмата МГУ. «Историческая деятельность» окончательно вошла в научные планы мехмата. Теперь книги Фоменко стали официально издаваться под маркой мехмата, учебно-научного центра МГУ...

В этот же период Фоменко стал и академиком — в 1994 г., при активной поддержке И.Р.Шафаревича. А еще через два года Анатолий Тимофеевич вошел в число руководителей российской математики: он сделался заместителем академика-секретаря Отделения математики РАН.

Прогрессивный первопроходчик и ученые-ретрограды

Не стоит, однако, путать верхи российской науки с самой наукой, с учеными, работающими в стране: разрыв между людьми творческими и управленцами сегодня много больше, чем в советское время. Впрочем, это особая тема; не задерживаясь на ней, вернемся к нашему герою.

«Мы доказываем свою гипотезу с помощью математических способов, — популярно объясняет академик (беседа с ним служит предисловием к книге, о которой идет речь). — Но историков наши графики, расчеты, формулы не интересуют <...> Наверное, поэтому и серьезной научной дискуссии не получается. Оспорить результаты наших астрономических, статистических исследований оппоненты не в силах, поэтому нередко используют другие методы: неправильно цитируют, приписывают то, чего мы не говорили»...

Увы, академик опять лукавит: историки его не цитируют и решительно ничего ему не «приписывают».

27 декабря 1996 г. в авторитетнейшем научном центре — Курчатовском институте — прошел семинар «Хронология древнего мира и объективные данные». Отсутствие героя дня несколько компенсировалось живым и увлекательным рассказом руководителя семинара о многочисленных тщетных попытках его пригласить. Но и без гвоздя программы прошел семинар насыщенно, содержательно. Выступали астрономы, математики, историки. Точку зрения последних ясно сформулировала доктор исторических наук И.С.Свенцицкая.

«Историки игнорируют построения Фоменко: у нас нет основы для спора. Как, спрашивается, должны реагировать историки на утверждение Фоменко, что древние Рим, Константинополь, Троя и Иерусалим были одним и тем же городом? Мы должны были бы противопоставить Фоменко все то огромное количество источников, которые происходят из этих городов и которыми оперирует история. Это — бессмысленно.

Спорить с Фоменко на уровне научных доказательств немыслимо, мировая историческая наука всерьез его реконструкции не воспринимает.

Когда он имеет дело только с хронологией, астрономы могут оценить, верна ли его логика»...

Астрономы оценили. Они напомнили, что для датировки звездных каталогов (к ней в основном и апеллирует Фоменко) используют обычно долготы звезд: точность в сто раз выше, чем при измерении широт. Арабы уже в IХ веке знали это — «евразийскому ученому» подобные познания явно противопоказаны.

Далее. Представительной выборкой в современной науке считаются не восемь звезд, обычно фигурирующих в «астрономических» выкладках фоменковской «школы», а пятьсот.

Вывод семинара был единодушен: попытки перекроить хронологию последних тысячелетий вненаучны.

Кто из тех, на кого Фоменко кивает как на коллег, остался у нас «неохваченным»? Ах, да, математики...

Мы уже касались оценки в прошлом крупнейшими математиками лихорадочно-интенсивной деятельности будущего академика по производству монографий. Могли бы продолжить, да, наверное, нет нужды: завершилась деятельность — умолкли и оценки.

"«Опровержение» истории с помощью математики — это уже не хобби, а основная работа", — констатирует С.П.Новиков в своей статье в журнале «Природа» (1997, N2). А другой математик с мировым именем, В.И.Арнольд, в одной из своих статей в «Известиях» упомянул о «коричневатых историках нестандартной ориентации».

Негусто. Но о чем говорить, если и говорить не о чем? Один мой знакомый посетил семинар Фоменко и без труда обнаружил в его «математических» рассуждениях ошибку, элементарную и весьма грубую. После семинара он подошел к маститому ученому и почтительно показал на промах. «Вы правы, — с неожиданной легкостью согласился Фоменко. — Но ведь победителей не судят».

Анатолий Тимофеевич твердо убежден: он — победитель. Так ли это на самом деле?

«Уйти из человечества» — теперь уже навсегда?

Приходится согласиться: Фоменко прав, новое передовое учение живет и побеждает. И убедиться в этом очень легко: достаточно бросить беглый взгляд на развитие «учения» за последнюю пару лет.

Еще в 1997 г. «Известия» предупреждали: «учение» шумно пропагандируется первым вузом страны, другие учебные заведения включают книги Фоменко в списки рекомендованной литературы. Более того: в некоторых московских школах два года назад уже изучали историю «по Фоменко». «В экспериментальном порядке».

Эксперимент блестяще удался: все сошло, интеллигенция сонно прохрюкала фашизацию истории собственной страны. Против не раз выступала «Природа», впервые еще в 1991 г., — серьезный научно-популярный (а потому мало кем читаемый на пороге ХХI века) журнал.

Да «Известия» — тоже неоднократно. Да «Новый мир» (статья Д.Харитоновича «Феномен Фоменко» в N3 за 1998 год).

Попросим прощения, если кого упустили; но общая картина именно такова.

Мы сознательно не включили в список профессионалов-ученых: их роль в подобных случаях ограничена. Ну, констатировали специалисты в разных областях науки: «учение» — бредятина. Обосновали, доказали. А дальше что? Повторять одни и те же доводы пять, десять раз? В науке это не принято.

Но речь-то не о науке, а о мракобеснейшем общественном феномене. И слой людей, считавших прежде долгом с такими феноменами неустанно бороться, кажется, называл себя интеллигенцией...

Феномена не заметили, его замолчали. И вот не медлит действие второе: «наука идет в народ». Монографии «школы» теперь почти не нужны — разве для того, чтобы авторы откровенной, не косящей уже «под науку» погромщины могли почтительно ткнуть в них пальцем: вон она, вся правда-истина! Хошь — разберись!

Но «Новая Хронология» имеет точного адресата, и желания разбираться в чем-либо у него нет. Он обладатель эзотерического знания, приводящего дистрофичных очкариков в приятную ярость. Да и само это знание — весьма по кайфу. Закомплексованному, озлобленному, обиженному судьбой разуму столь уютно в узкой щели — несколькосотлетней истории. Как натужно было изучать всякие там «древности», а теперь вовсе и ни к чему: это же всё подделки. Их и не было никогда, а было все так просто. И так хорошо: мир был нашим — весь! Потом гады-иноземцы нас перехитрили. А завтра, глядишь...

Опять мы, по слову Достоевского, уходим из человечества. Из христианской культуры; из рациональной науки; из Европы. И вряд ли на сей раз есть предлог усомниться в восторженной добровольности нашего исторического выбора. «Гей-славяне», до корчей ненавидящие Империю Российскую, — неужто и этаких мутантов провозгласят в будущем агентами «инородцев»?

Мы уходим. И никого, кто властию своего слова мог бы остановить нас, в России нет.

ВАЛЕРИЙ СЕНДЕРОВ

Москва

"Русская мысль", Париж,
N 4268, 06 мая 1999 г.