Синхронны ли жанры литературы?

А. В. Быстров

1. Введение

Априорные посылки, по-видимому, неизбежны в любой дискуссии. Но также неизбежна и их проверка фактами, особенно если стороны исходят из разных априорных посылок. В дискуссии между авторами «новых методик статистического анализа нарративно-цифрового материала» д.ф.-м.н. А. Т. Фоменко с соавторами и специалистами по древней истории д.и.н. Е. С. Голубцовой с соавторами 1 линия несогласия проходила по оценке достоверности древнейшей истории и, в частности, истории жанров античной литературы. Обе стороны, однако, были согласны в том, что жанры литературы должны быть синхронны 2. Но так ли это?

Не погружаясь в тонкости древней истории, попробуем рассмотреть вопрос о синхронности разных жанров на материале более близком и доступном, а именно — на разных жанрах русской поэзии XVIII — начала XX вв., тем более, что мы уже писали о продуктивности поэзии как способе «раскрасить» историческое время 3. Результаты наших подсчетов по антологиям русских сонета, элегии, басни, эпиграммы, стихотворной пародии, повести и романа, художественной критики 4 приведены на рис. 1–8. На всех графиках абсцисса изменяется в интервале от 1720 до 1925 гг., ордината — пожанровая продуктивность, сглаженная по пятилетней текущей средней — указана на каждом графике.


Рис. 1 Русская басня

Рис. 2 Русский роман и повесть

Рис. 3 Русский сонет

Рис. 4 Русская элегия

Рис. 5 Русская поэзия в целом (массы+персоны) (взвешено)

Рис. 6 Русская стихотворная пародия

Рис. 7 Русская эпиграмма

Рис. 8 Русская художественная критика

2. Обсуждение

Первый расцвет русская басня переживает во второй половине XVIII века, максимум — в 1760-е годы. Второй расцвет приходится на 1800-е — 1810-е гг., за быстрым спадом 1820-х идет медленное угасание 1830-х — 1860-х, после которого басня так толком и не восходит вплоть до Демьяна Бедного и Сергея Михалкова 5. Одна из антологий русской басни 6 вообще завершает ее хронологию первой половиной XIX века.

Здесь и далее: по абсциссе — годы XVIII — начала XX века, по ординате — число текстов указанного жанра, датированных этим годом, сглаженное по пятилетней текущей средней. Указано место и год издания антологии.

Для русской повести и романа, напротив, как раз 1820-е гг. — время подъема, в 1830-е продуктивность по сравнению с 1810-ми увеличивается примерно в 12 раз (продуктивность басни от 10-х к 30-м падает в б раз), сохраняется на протяжении 30-х — 60-х гг. и уменьшается по сравнению с ними в 1870–1900-е приблизительно в 1,5 раза. Т.е. можно сказать, что в 1820-е гг. повесть сменяет басню.

После краткого расцвета русского сонета в конце 1750-х он прозябает вплоть до расцвета 1820-е — 1840-е, т.е. позже басни, и затем после спада восходит в 1880-е — 1890-е — 1910-е.

Эволюция русской элегии сходна с эволюцией сонета, но с некоторыми нюансами: ее спад во второй половине XVIII запаздывает, а подъем в первой половине XIX и спад в начале XX в. — опережает те же изменения в продуктивности сонета. Из графиков видно, что у элегии максимум продуктивности «серебряного века» втрое ниже максимума «золотого века», а у сонета — наоборот; т.е. можно заключить, что жанр элегии архаичнее жанра сонета.

Русская стихотворная пародия, «санитар поэзии-в-целом», отчасти сопровождает ее (1830-е гг.), а более — завершает (1850-е — начало 1860-х) и конец 1900-х гг.

Русская эпиграмма (в отличие от пародии — внутрипоэтической сатиры — чаще направленная вовне) вполне благоденствует во второй половине XVIII в. и еще более восходит в начале XIX в. вплоть до 1832 г., когда она претерпевает шестикратное падение (от 1831 к 1833 г.), которое можно назвать катастрофой. Продуктивность и до, и после 1832 г. настолько хорошо ложится на экспоненту (соответственно, восходящую и нисходящую), что можно попытаться определить даже дату облома — вторая четверть марта 1832 г. Можно полагать, что «эпиграммная катастрофа» связана с началом смирдинского периода русской литературы, когда А. Ф. Смирдин, по словам Белинского, ввел «таксу на все роды литературного производства»; Белинский начинает этот период с 1833 г. 7 Новый расцвет эпиграммы (не сравнимый с прежним) наступает в непоэтические 1860-е, позже пародии, а также после 1905 г. Можно заметить, что подобно обвалу 1832 г. у эпиграммы, примерно в это же время происходит обвал у пародии, хотя и не столь демонстративно; максимум около 1860 г. у пародии приблизительно вдвое выше, чем около 1830, в отличие от эпиграммы, у которой соотношение этих максимумов обратное. Т. е. эпиграмма архаичнее пародии.

У художественной критики нет таких контрастов продуктивности в хронологии как у других исследуемых нами жанров, однако есть начало антологии (1840-е гг.), которое может обозначать и действительное «начало жанра».

3. Выводы

Таким образом, на материале русской литературы XVIII — начала XX вв. можно прийти к выводу, что разные жанры отнюдь не обязательно синхронны, а часто напротив: вкус к разным жанрам вполне характерен для каждого времени.

Как следует из сопоставления разновременно составленных антологий одних и тех же литературно-исторических периодов 8 обычно список текстов (стихов) распадается на длительную компоненту, мало меняющуюся от антологии к антологиии (для русской советской поэзии это — нисходящая кривая 1920-х гг., пик 1941–1945 гг.) и текущую компоненту, экспоненциально спадающую с удалением в прошлое от даты составления каждой конкретной антологии.

С уменьшением объема антологии и с удалением ее от описываемого (антологируемого) периода времени контраст между максимумами и минимумами продуктивности увеличивается 9. Т.е. через длительные промежутки времени антологии вполне могут содержать продолжительные пустые периоды, что, надо полагать, и наблюдалось на материале I тысячелетия до н.э. — I тысячелетия н.э., обсуждавшихся в упомянутой выше дискуссии. Интересно было бы сопоставить жанровые последовательности в хронологии русской культуры с такими последовательностями в хронологиях других культур. К сожалению, хронологии такого рода автору настоящих заметок неизвестны.

Примечания

  1. Настоящее сообщение докладывалось на III конференции АИК в марте 1995 г. вне связи с упомянутой дискуссией. Поскольку рассматриваемый нами тезис не оспаривался, мы сочли нужным изменить только ссылку на библиографии, включающие статьи обеих сторон: Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Введение в новую хронологию (Какой сейчас век?) — М., 1999. С. 676–718; Сб. История и антиистория. Критика «Новой хронологии» академика А. Т. Фоменко / Сост. Кошелев А. Д. — М., 2000; Сб. «Так оно и оказалось!» Критика «новой хронологии» А. Т. Фоменко (ответ по существу) / Сост. Чащихин У. В. — М.: Анвик, 2001.
  2. Постников М. М., Фоменко А. Т. Новые методики статистического анализа нарративно-цифрового материала древней истории… — М., 1980. С. 7.; Голубцова Е. С., Смирин В. М. О попытке применения «новых методик статистического анализа» к материалу древней истории // «Вестник древней истории», 1982, МЫ. С. 173; те же // История и антиистория… С. 86: «…Делается вид, будто синхронности жанров не существовало [в Древнем Риме и Древней Греции в VIII–I вв. до н.э.] …». Так например, «для римской литературы послеавгустовского времени ее многожанровость очевидна» (Голубцова Е. С., Смирин В. М. Там же). Является ли асинхронность жанров в древнегреческой литературе поводом для утверждения о «невероятностном» объяснении забывания и утраты тех или иных литературных произведений, как полагают М. М. Постников и А. Т. Фоменко, или же в античной литературе все жанры появляются и исчезают одновременно, как полагает Е. С. Голубцова и В. М. Смирин (при этом указывая на необходимость объяснения этого историческими причинами)?
  3. Быстров А. В. Формальный аспект продуктивности русской поэзии XVII–XX вв. // Труды Третьей конференции Российской ассоциации «История и компьютер». — М., 1995.
  4. Русский сонет XVIII — начала XX века. — М., 1983; Русская элегия XVIII — начала XX века. — Л., 1991; Русская стихотворная пародия XVIII — начала XX века. — Л., 1960; Русская эпиграмма второй половины XVII — начала XX века. — Л., 1975; Русская басня XVIII–XIX веков. — Л., 1977; Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть второй половины XVIII — начала XX века. — М.1981; Русская прогрессивная художественная критика второй половины XIX — начала XX вв. Хрестоматия. — М., 1977.
  5. Русская басня. — М., 1966.
  6. Русская басня XVIII — нач. XIX в. — Л., 1951.
  7. Белинский В. Г. ПСС. М. 1953 т.1 с. 98.
  8. Например: Русская советская поэзия. Сборник стихов 1917–1942 гг. — М., 1942; Русская советская поэзия. Сборник стихов 1917–1947 гг. — М., 1948; Русская советская поэзия. Сборник стихов 1917–1952 гг. — М., 1954; Шестьдесят лет советской поэзии. Т. 1, 2 (из 4-х); Русская поэзия. — М., 1977; Советская поэзия. (Библиотека всемирной литературы Т. 179, 180). — М., 1977 и др.
  9. См. Шестьдесят лет советской поэзии. Т. 1,2.

↑ к оглавлению Создатель проекта: Городецкий М. Л.