КОММЕНТАРИЙ

1. Для успеха раскопок и их точной локализации одного указания, что битва происходила "при Каннах" может быть недостаточно. Раскопки в этой местности ведутся давно и дали богатый археологический материал в том числе и относящийся ко времени сражения. Действительно, когда в 30-х годах в районе Фонтанелла на площади в сотни метров обнаружили захоронения, это дало основания предположить, что битва происходила именно в этом месте, однако позже выяснилось, что эти захоронения - средневековые. Сейчас считается, что основное сражение происходило в долине Офанто. [gorm]

Источник: НЕ газета. Питер Коннолли. Греция и Рим. Энциклопедия Военной Истории / Перевод с англ. С.Лопуховой, А.Хромовой. - М.: Изд-во Эксмо-Пресс, 2000.-320с. (Печатается по изданию Peter Connolly "Greece and Rome at War" Greenhill Books, London, между прочим, очень известное издание. Цитируемое и доступное через Amazon.) Сначала несколько слов НЕ ОТ Коннолли, от Х.Х.Скаларда: "...Коннолли - компетентный исследователь, обладающий широкими познаниями в области дошедшего до наших дней античного вооружения, технических вопросов, связанных с его изготовлением и последующим использованием в битве. В научных дискуссиях, столь часто ведущихся по поводу многих сражений, Питер Коннолли всегда твердо придерживается собственного мнения, которое часто аргументирует, привлекая топографические особенности местности (например, древний уровень Тразименского озера, древнее русло реки Офанто в Каннах или точное расположение Геруния...).".  По интересующему нас вопросу мастер Коннолли задался вопросом: А где, собственно, реально происходила битва при Каннах? Чтобы не откапывать чумные средневековые могильники вместо лагеря Ганнибала. В обозначеном выше русском издании на стр. 182-188 (точнее - я цитирую со стр. 183) приведено обоснование топографической привязки места битвы при Каннах. "Топография ... кампании и сражения зависит от двух факторов - расположения лагеря Ганнибала и расположения реки Офанто [Ауфид у Полибия]. На южном конце равнины Фоджия отходит на восток от Апеннин цепь невысоких холмов. Река Офанто, покинув Апеннины, течет к северу от этих холмов. Крепость Канны размещалась на замыкающем эту цепь холме на северном конце гряды и была обращена к реке. Сложность заключается в том, что Полибий четко называет место сражения - около Канн, на южном берегу реки. В том виде, в каком эта местность существует сегодня, это невозможно, поскольку река течет вдоль самых холмов. Офанто много раз меняла свое русло, а потому бессмысленно искать место сражения, опираясь на ее нынешнее местонахождение. Карта на стр. 183 изображает контуры Каннской равнины с пятиметровыми изолиниями. Масштаб разлива реки отражает цепь плотин на ее северном берегу (отмечены красным). Наиболее вероятное речное русло отмечено "Х-Х" для того, чтобы можно было лучше представить себе поле сражения. Оно будет в этом случае представлять собой равнину примерно в два километра шириной между рекой и холмами."

  Из карты с очевидностью следует, что битва состоялась по Коннолли на равнине (от себя замечу - что более естественно для легионов и конницы), зажатой между рекой и холмами. Более того, по ходу самой битвы (Полибий и Конноли выделяют четыре этапа) поле боя сжималось по фронту, сходясь к месту построения испанской и кельтской пехоты в центре равнины. Это я к тому, что на холмах никакой битвы не велось, хотя именно на холме и находилась старая крепость Канн. А "Советская Россия" сообщает, что Георг Гловацки исследовал именно курганы. То есть то место, где заведомо битвы и не было. Вынесенный в заголовок эпиграф к первой лекции А.Т.Фоменко надо было бы изложить так: СРАЖЕНИЯ НЕ БЫЛО НА КУРГАНАХ! Результаты раскопок, проведенных в Италии швейцарским антропологом Георгом Гловацки, лишний раз подтвердили справедливость  Полибия: на холмах равнины, где по преданию произошла битва при Каннах, в которой войска Ганнибала разбили римские легионы,  не найдено останков римских воинов. В тех слоях, которые были вскрыты в ходе раскопок, были обнаружены лишь останки людей, погибших в XIII веке во время эпидемии чумы. Видимо, действительно боевые действия велись на узкой равнине между холмом старой Каннской крепости на юге и берегом р.Офанто на севере. Именно там и стоит ожидать в будущем успешных результатов раскопок. Да и то при том условии, что тела легионеров, проконсулов  и трибунов так и оставили на поле боя и их не унесло течением многократно менявшей русло реки.  Уж во всяком случае, никакого отношения к "Современным проблемам древней хронологии" эпиграф в варианте от Советской России за 28 ноября 1984 года не имеет. [Традиционалист Владимир]

2. Приведу весь абзац из книги Э.Бикермана из середины которого А.Т.Фоменко выдернул цитату: "Если, например, требуется определить первый год правления императора Диоклетиана (который сам по себе совсем не обязательно должен совпадать с началом эры Диоклетиана), то мы узнаем из Chronicon Paschale, что он был провозглашен императором 17 сентября в консульство Карина (второе) и Нумериана. В fasti consulares (список консулов) мы находим соответствующий год нашей эры -- 284. Так поступил Петавий в 1627 г. Л. Иделер вместо этого воспользовался астрономическим наблюдением, позволяющим вывести синхронную датировку:  81 год после правления Диоклетиана = 1112 лет от восшествия на престол Набонасара (т. е. от начала "Царского канона"); это уравнение приводит к 284 г.н.э., как к первому году правления Диоклетиана. Скалигер ("De emendatione temporum", V) в 1582 г. для определения этой же даты установил, что коптская церковь, продолжая отсчитывать эру Диоклетиана, приравнивает 1582 г. н. э. (от 29 августа) к 1299 г. Диоклетиана. Другими словами, все римские даты, если они полны и надежны, можно прямо выразить в юлианских годах. Все остальные датировки древней хронологии можно связать с нашим летосчислением при помощи прямых или косвенных синхронизмов с римскими датами. Например, египетская хронология основывается на списке фараонов, составленном жрецом Манефоном (Р. Оху., 31, 2551) при Птолемее II (FrGrH, 609). Его перечень содержит и годы правления персидских царей начиная с Камбиза, который правил в Египте и также упоминается в "Царском каноне". Благодаря этому можно получить соответствие с римской хронологией. Хронология древней Индии обусловливается датой царя Ашоки, в одном из указов которого упоминается пять эллинистических правителей (Антигон Гонат и др.). Благодаря римским синхронизмам можно определить даты этих правителей. Следовательно, можно установить и приблизительную дату правления царя Ашоки (Р.Н.L.Еggеrmont, Chronology of the Beign of Asoka, 1956)."  [gorm]

3. За основу ссылки на Скалигера и Петавиуса, А.Т.Фоменко, очевидно, взял указание Н.А.Морозова ("Христос", кн.4 с.308 в переиздании 1998 г.) - повторена ошибка "Thesaurum temporum" вместо "Thesaurus temporum". Эту ссылку он невпопад уточнил по другим изданиям. Так,  вместо традиционного краткого названия "De emendatione temporum" приводится не совсем полное (полное название "Opus novum de emendatione temporum in octo libros tribitum").
Однако при этом название книги Петавиуса нелогично оставлено в кратком виде (полное название "Opus de doctrina temporum"). Зачем-то дважды указано место издания книги Скалигера (Лютеция - латинское название Парижа). Не указано второе, существенно переработанное и исправленное издание (J.J.Scaliger, Opus de emendatione temporum, Leiden, 1598). Заинтересованный читатель может ознакомиться с переводом содержания первого издания книги Скалигера по Франкфуртскому изданию 1593 г.  В сети доступен английский перевод книги Петавиуса. [gorm]

4. "Достаточно  полного,  отвечающего  современным требованиям и следования по древней хронологии не существует. Работы: L. Ideler, Handbuch der Chronologie, I-II, 1825-1826 и более краткая "Lehrbuch der Chronologie", 1831, хотя и устарели, однако и в настоящее время могут дать наиболее общее представление о хронологии. Работа F.К.Ginzel, Handbuch der Chronologie, I-III, 1906-1914 также устарела, но может быть полезна в качестве собрания материалов, хотя эти материалы и взяты зачастую из вторых рук. По Греции и Риму см.: А. Е. Samuel, Greek and Roman Chronology. Calendars and Years in Classical Antiquity, 1972.  О  сравнительной  хронологии см.: M.P.Ni1ssоn,  Primitive Time-Reckoning, 1920 (Skrifter of the Humanistiska Vetenskapssamfundet i Lund). Современная библиография приводится в "L' Annee Pbilologique" под словом "Calendaria",   а  библиографию  по  хронологии древней Греции см.: J. a. L. Rоbert, Bulletin epigraphique, - REG. Библиография по Египту:  J. Janssen,  Annual Egyptian Bibliograpby,  1947 и сл. Библиографию по древневосточной хронологии см.  ежегодно  в журн."Orientalia"." Таким образом, Э.Бикерман сравнивает состояние хронологии отнюдь не с томами XVI-XVII века, как хочется показать А.Т.Фоменко. Можно сказать, что и сама книга Бикермана сильна устарела см. примечание 15.  [gorm]

5. Недобросовестное цитирование. Бикерман говорит всего лишь о разнобое в календарных системах в средние века, а не о проблемах глобальной хронологии. "Год индикции начинался обычно с 1 сентября, но в Египте он мог меняться в соответствии с датой объявления налогов летом (таблицы см. F.Hohmann, Zur Chronologie der Papyrusurkunden, 1911, c. 40). Так, июнь года 14-й индикции в Египте приходился на год 15-й индикции в Константинополе. [P.M.Meyer, Juristische Papyri, 1920, #52 (551 г.н.э.)]. На Западе включение индикций в пасхальные таблицы Дионисия Малого (см. III, c. 76) сделало эти временные указания популярными. Среди хаоса средневековых датировок эти были по крайней мере устойчивыми (ср. J.E.W.Wallis, English Regnal Years and Tables, 1921, с.9). Исчисление по индикциям использовалось Верховным трибунатом Священной Римской империи вплоть до распада последней в 1806 г. и до сих пор еще употребляется в некоторых современных календарных таблицах, например у Лицманна (H.Lietzmann, Zeitrechnung, 1934), который приводит индикции с 298 по 2000 г.н.э." [gorm]

6.  А.Я.Гуревич здесь вообще-то не видит особой трудности, поскольку говорит лишь о средневековой ментальности. Хотя вырванное из контекста это утверждение и является безусловно верным для раннего средневековья о котором говорится в этом месте книги "Категории средневековой культуры" при изложении взглядов Августина и традиции "Церковной истории английского народа" Беды Достопочтенного, но смысл в него автор вкладывает несколько иной, чем видится А.Т.Фоменко. Это ясно видно, если продолжить цитирование: "Но преобладание интереса к истории церкви определялось и более глубокой причиной. Ведь именно в церкви находили зримое воплощение Града божьего: благодаря ее деятельности осуществляется спасение человека. Поэтому история церкви считалась стержнем всего исторического движения, и сквозь ее призму рассматривалась история вообще." [gorm]

7.  Я просто поражаюсь передергиванию фактов у Фоменко. По этой ссылке в книге идёт перечень всех сохранившихся работ Евсевия Памфила. Цитата полностью звучит так:
"До нашего времени сохранились следующие его творения:
1) Филалит или любитель истины, - две обличительные книги против Иерокла, который дерзнул сравнить Господа нашего Иисуса Христа с Аполлонием Тианским. Писаны около 303 года.
2) История времен от начала мира и до никейского Собора, обыкновенно называемая Хроникой. Она разделяется на две части: хронологию, т.е. рассуждение о летосчислениях Халдеев, Ассириян, Мидян, Персов, Лидян, Евреев, Египтян, Афинян, Сикионян, Лакедемонян, Фессалийцев, Македонян и Римлян, и хронические каноны или таблицы. Писан. прежде 313 года. Греческий подлинник теперь существует только в отрывках и восполняется вольным переводом блаж. Иеронима." Продолжение цитаты см. в примечании 11 [Eric]

Слепое доверие Фоменко издателям 1848 года сыграло с ним злую шутку, ибо сегодня известен перевод Евсевия на армянский язык, выполненный в 5-6 вв. Фразу Фоменко о том, что "Сегодня считается, что основы хронологии были заложены Евсевием Памфилом (IV век н.э.) и бл. Иеронимом" можно считать вводной фразой к полемике с самим собой - кто так сегодня считает, наверное не сможет объяснить и сам Фоменко. Впрочем, если под "сегодня" понимать 1848 год ... [Глеб Бараев].

В сети доступен сканированный манускрипт 9-го века с латинским переводом Иеронима "Хроники" Евсевия. Цитата Фоменко после отсечения важного слова "Греческий" стала нелепой. Даже если бы не было армянского перевода "Хроники", обширные фрагменты книги сохранились в трудах византийских хронистов: Кедрена (XII век), Амартолла в сокращении (IX век), и почти полный текст у Григория Синкелла (IX век) (Paris BN MS gr. 1711 - манускрипт середины 11 века). Существуют также два кратких изложения на сирийском. О "Хронике" Евсевия можно подробнее прочитать в Catolic Encyclopedia. [gorm]
 

8. Полная цитата: "После Евсевия писали церковную историю Сократ, Созомен, блаж. Феодорит и другие: но ни один из них не решался повествовать о том времени и тех событиях, которые описаны в церковной Истории Евсевия, а все начинали уже свой рассказ тем, чем он кончил. Только Никифор Каллист в XIV веке предпринял-было написать новую историю первых трёх веков; но он ничего не мог сделать больше, как повторить сказанное Евсевием, прибавив от себя несколько таких сказаний, которыя вообще считаются недостоверными и от которых труд его нисколько не улучшился, но, напротив, много утратил своего достоинства.
    Причина этого, конечно заключалась главным образом в том, что позднейшие писатели не могли иметь под руками источников, которыми пользовался Евсевий. Так он читал еще пять книг Егезинна, писателя второго века, где содержался "простоватый, по замечанию блаж. Иеронима, но истинный рассказ о некоторых событиях, совершившихся в христианской Церкви от страдания Господа и до того времениЮ когда жил сочинитель": но эти книги, вскоре после Евсевия, утратились. То же должно сказать и о краткой Хронике Юлия африканского (3-го века), простиравшейся от Рождества Христова до царствования Маркиана. - Но у Евсевия, кроме этих пособий, были еще многие, ему одному доступные, государственные и судебные документы, относящиеся до христиан ..." [Eric]

Недобросовестная ссылка. "Церковная история" была напечатана  в латинском переводе Руфина еще в 1523 году а, сам этот перевод был сделан еще в 4-ом веке. В 1544 же году был напечатан впервые оригинальный греческий текст. (см.  The ancient ecclesiastical histories in the sixteenth century). Об этом же написано и в цитируемом Фоменко примечании к книге Евсевия, которое он так невнимательно читал [3, с.XIII].

Еще более любопытно, что "Церковная история" Никифора Каллиста была опубликована позднее "Церковной истории" Евсевия - в 1558 г. в лат. переводе Lange. Путая читателя на основе противопоставления написано - опубликовано, академик запутался сам.  Кроме того, явно путает Фоменко здесь и далее две книги: "Церковную историю" и "Хронику" Евсевия. Также трудно понять логику А.Т.Фоменко, который предлагает объявить, продолжающую труд Евсевия,  книгу Каллиста, хронологически ему предшествующей. [gorm]

Под номером 3 в списке литературы значится русское издание Евсевия 1848 года.Сылка на труд Никифора Каллиста (монах Софийского монастыря в Константинополе, умер около 1350 года) вообще отсутствует, насколько мне известно, на русский язык Никифор до сих пор не переведен, во всяком случае, в духовных семинариях он значится в программе курса немецкого языка.  Источники Никифора довольно разнообразны, а его высокий индекс цитирования в православной литературе дает основания говорить о том, что повторением Евсевия Никифор не ограничился.  [Глеб Бараев]

9. Недобросовестное цитирование. Э.Бикерман здесь утверждает прямо противоположное, а именно то, что в своих трудах христианские историки активно использовали работы языческих предшественников: "Гелланик с о-ва Лесбос был первым, кто попытался во время Пелопоннесской войны подогнать различные системы хронологических указаний к общей модели, а именно к годам жриц Геры п Аргосе. По его примеру последующие греческие ученые составили синхронистические таблицы. Со времен Тимея и Эратосфена эти таблицы, как правило, основывались на счислении по олимпиадам. Кастор Родосский (ок. 60 г. до н. э.) добавил к ним римские и восточные даты. Используя труды своих предшественников, христианские историки поставили мирскую хронографию на службу священной истории. Этот 'Канон' вошел во вторую часть 'Хроники' Евсевия Кесарийского, написанной около 300 г.н.э., был переведен Иеронимом и продолжен им до 378 г. н. э. Компиляция Иеронима явилась основой хронологических знаний на Западе." [gorm]

10. Таблица якобы из Бикермана у Фоменко представляет собой винегрет из эр, приведенных в этой книге, из таблиц Джона Блера (откуда ранее взята эра Ашера)  и еще какого-то неназванного источника.
"Иудейская эра "от сотворения мира" начинается 6 октября 3761 г. до н. э. (ср.: Finegаn, с. 126). Византийская эра "от сотворения мира" начиналась 21 марта 5508 г. до н. э., а впоследствии 1 сентября 5509 г. до н. э. Стараниями Ипполита, Клемента Александрийского и других была вычислена так называемая Александрийская дата сотворения мира: 25 марта 5493 г. до н. э. Позднее, в VII в., сотворение мира было отнесено к 5508 г. до н. э. Восточная церковь избегала пользоваться эрой по рождению Христа, поскольку споры о дате его рождения продолжались в Константинополе до XIV в. (Grumel, с. 62)" [1, 68-69]

"4004. Бог начинает творить мир, по мнению Уссерия, 23 числа октября в воскресенье, 3а 4004 года пред Рождеством Христовым;
    по Еврейскому счислению за 4004,
    по счислению 70 толковников за 5872,
    по самарийскому за 4700." [4, таблица 1]
[gorm]

Приводимый список вычисленных дат - действительно, лишь малая их часть, и едва ли Фоменко представляет, насколько малая. Вычисление даты сотворения мира по библейским данным - довольно распространенное занятие, и попробовать сделать такое вычисление может любой человек, знакомый с арифметикой. Но, поскольку данных, необходимых для однозначного решения, в Библии нет, приходится делать определенные допущения (произвольные), привлекать дополнительные источники (их выбор также произволен), произвольно толковать библейские фрагменты. В результате набор полученных дат может быть практически бесконечен. Но! Вся эта проблематика лежит всецело в области богословских наук и никакого отношения к хронологии не меет. Для хронологии важны лишь те расчетные даты сотворения мира, которые легли в основу летоисчислений. А таких случаев немного - это одно иудейское летоисчисление и несколько христианских (константинопольское, антиохийское, александрийское). Едва ли этот список может быть существенно расширен. Во всяком случае, совершенно неверно, что имея текст древнего источника с датой от сотворения мира, нужно примерять эту дату ко всем расчетам сотворения мира, как это пытается представить Фоменко. Имея такой текст нужно выбрать одно из летоисчислений, которых немного, и эта задача решается удовлетворительно. [Глеб Бараев]

11. Цитата (ее начало см. в примечании 7): "3) Пятнадцать книг евангельского Приготовления, где изъясняется, как языческие мудрецы заблуждались в учении о вещах Божественных, и, если сказали что хорошего, то заимствовали из священных книг еврейских. Целью автора было доказать, что христиане имели причины отвергнуть Греков и последовать учению Евреев. Скалигер называл этот труд Евсевия божественным, для которого необходимо было перерыть все библиоткеи Египта, Финикии, Греции. Писано около 313 года."  Этот конкретный труд, а не труды (!),  прошу заметить. [Eric]

Скалигер был протестантом и являлся одним из основателей школы научной критики. Именно Скалигер способствовал вводу в научный оборот произведений таких языческих авторов как Манефон и Берос,  резко противоречащих церковной традиции (A.Grafton, Joseph Scaliger. A Study in the History of Classical Scholarship. II Historical Chronology, Clarendon Press, Oxford 1993). [gorm].

12. Непонятно, почему при оценке деятельности Скалигера в области хронологии Фоменко обсуждает его заблуждения в геометрии. Вообще говоря, этот случай с попытками Скалигера решить задачу о квадратуре круга - яркий пример того, что может произойти, если специалист в одной области грубо вторгается в другую, в которой не имеет достаточных знаний (и здесь ситуация выглядит вполне зеркальной). К чести Скалигера следует сказать, что в конце концов он понял свои ошибки и после 1594-го года к математическим проблемам больше не возвращался. В конце жизни он весьма уважительно отзывался о Виете, хотя и отмечал, что математики были с ним излишне резки. Подробно эта история описана в книге A.Grafton, Joseph Scaliger. A Study in the History of Classical Scholarship. II Historical Chronology, Clarendon Press, Oxford 1993. [gorm, Технарь]

13. Скалигер и Петавиус (который был существенно лучше подготовлен в астрономии) применяли "астрономический метод" не для подтверждения и не для проверки, а для того чтобы найти опорные точки, связывающие между собой различные эры летоисчисления и календарные системы. Можно отметить и то, что отношение Петавиуса, которого Фоменко записывает в последователи, к Скалигеру и его работам было, мягко сказать, сложным (A.Grafton, Joseph Scaliger. A Study in the History of Classical Scholarship. II Historical Chronology, Clarendon Press, Oxford 1993). [gorm].

14.  А.Т.Фоменко даже не замечает получающегося у него парадокса - как "неправильная" хронология в версии Скалигера может одновременно закоснеть на уровне XVII века и в то же время накопить не противоречащей ей огромный "суммарный объем хронологического материала" в XIX веку?  [gorm]

15. Безосновательное утверждение. Вот что пишет об истории и современном состоянии хронологии известный специалист в этой области:
    "The study of technical chronology retained a central role in traditional scholarship as late as the end of the eighteenth century. It was taught and practised at a high level in Gatterer's Historical Institute at Gottingen, and F. A. Wolf included chronology in his design for a new Altertumswissenschaft. His pupils -- above all Ideler and Bockh --did a great deal of sophisticated work on chronological texts and problems. The field continued to enjoy the serious attention of classical scholars throughout the nineteenth century, as Theodor Mommsen's case shows. To be sure, it also attracted the efforts of a host of erudite cranks, like August Mommsen (to refuting whose errors in Roman chronology his more learned brother devoted an entire book). But even they worked at what now seems a high level of expertise. Between 1880 and 1930, finally, iron men like Fotheringham, Gelzer, Ginzel, Jacoby, Mahler, P. V. Neugebauer, Oppolzer, and Ruhl summed up the results that they considered well established in manuals that remain the basic tools of the thronologer's craft.
    Thereafter the subject almost atrophied. The newer manuals of Kubitschek and Bickerman showed a dramatic falling-off in technical competence. The one field that received a great deal of attention -- Athenian chronology -- was, to say the least, not dramatically clarified by decades of scholarly bombardment of the Agora with contradictory treatments of the Metonic cycle and the archon's calendar. Only a few individuals -- notabiy Helm, O. Neugebauer, Pritchett, and Rose -- continued to make substantial, lasting contributions to the technical literature.
    Since the 1960s, however, the study of ancient chronology has floated again, borne on some of the larger currents that have recently stirred the once calm waters of classical studies. A revived interest in ancient religion has alerted many scholars to the importance of calendars and the officials who controlled them. A revived interest in the Hellenistic world and in late antiquity has led many scholars to concentrate on the periods, milieux, and textual traditions in which chronological scholarship flourished. The Alexandrian Museum, late antique historiography, and Byzantine historiography and science have all attracted a new generation of scholars. Some biblical scholars have regained a sense of the interest of chronology both to the authors of the Bible and to central figures in the Jewish and Christian traditions. [See e.g. M. D.Johnson, The Purpose of the Biblical Genealogies (Cambridge, 1969); J. Hughes, Secrets of the Times (Sheffield, 1990). Jewish biblical scholars always maintained a strong interest in calendrical problems, as the massed volumes of the Hebrew Union College Annual show.]  If we do not yet have a new chronology, we certainly have many new instruments with which to shape one. Sharp new manuals have been written. [See e.g. A. E. Samuel, Greek and Roman Chronology (Munich, 1972); J. D. Mikalson, The Sacred and Civil Calendar of the Athenian Year (Princeton, 1975); H. W. Parke, Festivals of the Athenians (Ithaca, NY, and London, 1977); P. Brind'Amour, Le Calendner romain (Ottawa, 1983); O. Wenskus, Astronomische Zeitangaben von Homer bis Theophrast (Stuttgart, 1990).]  The tradition of chronography has been thoroughly and constructively scrutinized.[A. Mosshammer, The Chronicle of Eusebius and Greek Chronographic Tradition (Lewisburg, Pa., 1979); T. D. Barnes, Constantine and Eusebius (Cambridge, Mass., and London, 1981); B. Croke, 'The Origins of the Christian World Chronicle', in B. Croke et al. (eds.), History and Historians in Late Antiquity (Sydney, 1983), 116-31; W. Adler, Time Immemorial (Washington, DC, 1989); G.Ciarke et.al. (eds.), Reading the Past in Latt Antiquity (Rushcutters Bay, 1990).] The texts of such writers as Censorinus, Geminus, and Syncellus have been newly established and translated.[Censorinus, De die natali, ed. N. Sallmann (Leipzig. 1983); Le Jour natal, trans. G. Rocca-Serra (Paris, 1980); Geminus, Introduction aux phenomenes, ed. and trans. G. Aujac (Paris, 1975); George Syncellus, Ecloga chronographca, ed. A. A. Mosshammer (Leipzig, 1984).] Many scholars have devised ingenious and plausible solutions to long-standing technical problems; two of them in particular, Alden Mosshammer and William Adler, have devoted sustained attention to Scaliger's work as they did so. [Mosshammer, The Chronicle of Eusebius; Adler, Time Immemorial.]"
A.Grafton, Joseph Scaliger. A Study in the History of Classical Scholarship. II Historical Chronology, Clarendon Press, Oxford 1993. [gorm]

16. "Иероним, будучи сам хронологом, в одном послании, написанном после 374 г.н.э. поздравляет некоего Павла со столетием (Ep. ad Paulum). Но в другом месте Иероним (De vir. ill., III, 53) утверждает, что Павел знал  лично карфагенского епископа Киприана, который умер в 259-ом г.н.э." Если согласиться с утверждением Э.Бикермана, легко заметить, что ошибка в датах смерти Киприана или жизни Павла может составлять здесь лишь 15-30, а не 100 лет. На самом деле, похоже, Бикерман сам что-то напутал. В  "Житии Павла, первого отшельника", написанном Иеронимом, никаких противоречий в датах жизни Павла Фивейского нет. Родился  ок. 228 г., мог знать Св. Киприана, прожил около 113 лет, умер задолго до того, как Иероним описал его жизнь.
[gorm]

Соответствующие тексты св.Иеронима в английском переводе: см. письмо к Павлу, упоминание связи Павла и Киприана (см.Chapter 53. Tertullian). Я ознакомился с данными текстами на латыни.Теперь совершенно очевидно, что в конце письма Иероним сообщает адресату об отсылке ему его же Жития (в английском варианте это не вполне однозначно выражено в тексте письма, а комментарий - все же лишь комментарий). Естественно, невозможно послать человеку текст его Жития, где говорится о его смерти. Т.е. текст безусловно парадоксален, но данный парадокс не имеет отношения к хронологии. В связи с парадоксом можно говорить об особенностях религиозного сознания, допускающего писание писем на тот свет. В связи с парадоксом можно говорить о преследовании Иеронимом неких литературно-художественных целей. Говорить же об искажении хронологии не приходится. Я не могу сказать, нашел ли Бикерман этот пример сам или же взял его из более ранней литературы по хронологии, но именно к хронологии пример не имеет отношения. [Глеб Бараев]

Действительно, сомнительно, чтобы среди знакомых Иеронима было сразу два Павла-долгожителя, перешагнувших столетний рубеж. Однако, оказывается на этом тонкости не кончаются. Существует, по крайней мере, два других, кажется более аккуратных английских перевода латинского текста (De vir. ill., III, 53) "Vidi ego quemdam Paulum Concordiae, quod oppidum Italiae est, senem, qui se beati Cypriani, jam grandis aetatis, notarium, cum ipse admodum esset adolescens, Romae vidisse diceret, referreque sibi solitum numquam Cyprianum absque Tertulliani lectione unum diem praeterisse, ac sibi crebro dicere, Da magistrum: Tertullianum videlicet significans." В них секретарем Киприана был не Павел, а  человека, которого он видел в молодости. В этом случае вообще все вопросы снимаются. Разбор этой небольшой проблемы наглядно показывает, что какие-либо предположения в истории можно строить лишь на основании изучения всех сохранившихся источников на языке оригинала [gorm]

17. "Отсутствие достоверности в хронологических указаниях позволило сасанидской традиции сократить временной промежуток от Александра Македонского до Сасанидов с 557 до 226 лет." [1, с.83].

Подробно разбирает вопрос о противоречиях в сасанидской традиции аль-Бируни (973-ок.1050) в книге "Памятники минувших поколений (Хронология)". Он объясняет причины возникновения разногласий и пытается восстановить правильную хронологию, анализируя ряды правителей из разных источников.

"Что же касается второй части хронологии персов -- начиная от Александра и  кончая воцарением Ардешира, сына Бабжа, то в этот период властвовали "царьки племен",  то есть цари, которых Александр поставил править над своими землями,  причем ни один из них не подчинялся другому. В этот же период царствовали  Ашганиды, а это те, которые правили в Ираке и в стране Мах, то есть в Джибале. Ашганиды принадлежали к числу "царьков племен", и другие цари им не подчинялись, а только уважали их, потому что они были членами [царствующего] дома персидского государства. Дело в том, что первый из  Ашганидов был Ашк, сын Ашкана, прозванного Афгур-шах, сына Балаша,  сына Шапура, сына Ашкана, сына...3 сына Сиявуша, сына Кайкауса. Большинство составителей хронологий из персов доводит царствование Александра до первого из  Ашганидов и сокращает [продолжительность эры самым] грубым образом, а некоторые  из них говорят, что Ашганиды царствовали через [долгое] время после Александра;  другие же [просто] путают, [ничего] не зная." c.118

"[Содержание] этой части хронологии видно из сопоставления [вышеприведенных]  таблиц. Это период, начальной частью которого является завоевание Александром  Фарса, а последующей -- воцарение Ардешира, сына Бабека, и отнятие им власти у  Ашганидов. Обе части известны и не вызывают разногласий, но что же нам думать о [промежутке] между ними? Да, мы не можем вывести путем рассуждения ни срока царствования каждого из Ашганидов и прочих "царьков племен", ни количества мужей, правивших государством. Это связано с передачей преданий, а с ними случилось то, что случилось. [Поэтому] мы, по меньшей мере, должны, насколько возможно, исправить даты второй части." c.121

"Если мы прибавим к четыремстам семи годам, упоминаемым у астролов, пятьсот  тридцать семь лет, о которых говорит "Шапуракан", получится девятьсот сорок  четыре года. Это и есть [количество лет по] эре Александра до воцарения Ездигерда, а год лишку объясняется лишь тем, что в рассказах людей, которые не уточняют количества дней в месяцах и дробей дня, первый [день] и начало [года] у румов и у персов расходятся. Что касается Хамзы-аль-Исфахани, то он сообщает, что когда Муса ибн Иса-аль-Кисрави изучил этот вопрос и обратил внимание на путаницу, о которой мы упомянули, он сказал:
-- Между Александром и воцарением Ездигерда прошло девятьсот сорок два года.  Если мы вычтем из этого [количества] двести шестьдесят шесть лет -- время правления Ашганидов, -- то на царствование Сасанидов от Ардешира до воцарения Ездигерда выпадает шестьсот семьдесят шесть лет, но в преданиях персов эта цифра оказывается не такой.
-- Мы посмотрели и проверили количество их царей, -- продолжает Муса,
-- и оказалось, что персы забыли имена некоторых из них, которых не упоминают  передатчики преданий. Они смешали [эти имена], вследствие их сходства, и я
приведу их в должном порядке." c.123

"Но раз уже аль-Кисрави поступил так и убедился в наличии путаницы, то хотел  бы я знать, почему он отнес эту путаницу к периоду царей Сасанидов, а не Ашганидов? Ведь [в хронологию] периода Ашганидов скорее могла проникнуть ошибка, так как в это время обстоятельства персов были в расстройстве и [каждый] был  занят [только] самим собой. [Кроме того, персов] отвлекали тогда от запоминания  дат заботы, которые причиняли им Александр и его преемники из румов: они  сожгли все любимые [народом] научные книги и разрушили дивные произведения  искусства, которыми утешались и в создании которых соревновались [персы]. Александр даже сжег большую часть религиозных книг и разрушил чудесные  постройки вроде той, что находилась в горах Истахра и известна в наше время  под названием мечети Соломона, сына Давида. [Александр] закинул в нее огонь,  и говорят, что следы пожара видны в некоторых местах этой постройки до  сегодняшнего дня. Поэтому персы отвлеклись сердцем от периода времени между  Александром и Ардеширом, когда ими управляли румы, и [снова] стали закреплять  даты, когда успокоился их страх и исчезли их опасения, [порожденные]  воцарением над ними Ашганидов. Следовательно, в этот предшествующий  [Сасанидам] период скорее могло возникнуть расхождение [в датах], так как  при Сасанидах в царстве и в престолонаследии был порядок, а в дни  [правления Ашганидов] он был нарушен. Об этом говорят свидетельства, которые мы привлекли [в данном вопросе.]" c.130

Таким образом, утверждение Фоменко о том, что это "современные хронологи увеличили этот интервал до 557 лет (разрыв более чем на 300 лет!)" абсолютно неверно. Если только, конечно, академик не считает Бируни и его арабских предшественников своими современниками.  [gorm]

Если я правильно понимаю русский язык перевода английской фразы Бикермана - не современные хронологи увеличили временной промежуток, а некая "сасанидская традиция" неточно датировала соответствующий временной промежуток. Итак, некая "сасанидская традиция" в условиях "отсутствия достоверности" допускала неточность датировок, но самих датировок точно не давала. Но даже при этом самое раннее появление сасанидов на исторической сцене никак не могло быть ранее 1 в. до н.э.  По крайней мере, из цитаты с приведенной уважаемым академиком страницы труда Бикермана ничего большего не следует.

Что мы имеем из "сасанидской традиции"? Прежде всего обопремся на последовательность правителей-сасанидов. Вот такой "список" получается (Ф.М.Лурье Российская и мировая история в таблицах. синхронистические таблицы (XXX век до Р.Х. - XIX век). -С.Пб., "Каравелла", 1995. -256с.) Арташир 1- Шапур  1 - Хормизд "Арташир" 1 - Бахрам 1 - Бахрам 2 - Бахрам 3 - Нерсе - Хормизд 2 - Адарнерсе - Шапур 2 "Великий" - Ардашир 2 - Шапур 3 - Бахрам 4 - Йездегерд 1 - Бахрам 5 Гур - Йездегерд 2 - Хормизд 3 - Пероз - Балаш - Кавад 1 - Замасп - Кавад 1 (!!!) - Хосров 1 Ануширван - Хормизд 4 - Бахрам Чубин (вообще не сасанид) - Хосров 2 Парвиз - Кавад 2 - Ардашир 3 - Фаррухан Шахрвараз (тоже как и Чубин - не сасанид, чужак) - Баран (тетенька, не дяденька, царица, то есть) - Азармедухт (опять же - не мужеска пола) - Хосров 3 + Хормизд 5 - Йездигерд 3 (и тут его арабы и побили, Утиман был такой  "сын" Омана Первого).

Такого же рода список  в издании Британского Музея: Artaxerxes - Shapor - Varenes I - Varenes II - Narses - Hormisdas II - Schapor II - Artaxerxes II - Schapor III - Varanes IV - Yazdgard I - Bahram V - Yazdgard III - Peroz - Balasch - Kavad - Chosrau I - Hormizd V - Chosrau II - "семицарствие" - Yazdgard III.

Из учебников истории "достойными упоминания" помним : основатель династии  Арташир I, Шапуры Первый и Второй, Кавад I, Хосров I Ануширван, Хосров II  и Парваз  перечислены в последовательности их правлений).

Это, так сказать, точка зрения современных хронологов.

Далее. Будем теперь доверять только и исключительно сасанидским источникам, дабы  нас не заподозрили  в забвении первоисточников в угоду "новоделам". Имеем следующие дошедшие до нас сасанидские источники:
    Нумизматика;
    Торевтика;
    Палеография.

Нумизматические серии подтверждают приведенные выше списки по последовательности "кто-за-кем". Подробно о сасанидских монетах  - см. совершенно недоставаемую сейчас базовую книгу 1924 года F.Paruck Sasanian Coins. Bombay, 1924. или более доступный труд F.Goebl. Aufbau der sassanidische Muenzpraegung (im : F.Altheim und R.Steil. Ein asiatischer Staat. Feudalismus unter den Sassaniden und ihren Nachbarn. Wiesbaden, 1954. Желающие побродить в Интернете могут посетить сайт "Сасанидская Империя", где ряд правителей сасанидов по подтвержденным нумизматическим сериям очень даже хорошо совпадает со списком "современных хронологов". Если есть какие-либо сомнения в том, какие монеты к какому из царств относятся - можно их развеять путем дешифровки легенд сасанидских монет. Они сделаны на пехлеви - читайте, алфавит приведен тут.

Надписи на произведениях торевтики. Очень часто встречаются не годы правления или ссылки на Александра Македонского (таких вообще нет), а в лучшем случае - титулатура правителя. Подробнее - см. E. Herzfeld Die Inschriften der Silberfasse. Arrcheologische Mitteilungen aus Iran.  Как указывают А.Я.Борисов и В.Г.Луконин (Сасанидские Геммы, Изд-во Государственного Эрмитажа - Ленинград, 1963г.), ". . . Рукописи сасанидских трактатов, религиозных и философских сочинений и романов относятся, как известно, к послесасанидскому времени, а надписи на пергамене или остраках весьма немногочисленны и датируются или самым началом, или самым концом сасанидской эпохи. Поэтому, в настоящее время может быть подвергнута исследованию лишь лапидарная сасанидская палеография."

Наскальные надписи. Могу порекомендовать еще встречающуюся в букинистических отделах книжных магазинов столицы книгу В.Г.Луконина "Искусство Древнего Ирана", Москва, "Искусство" 1977.  Посмотрим, что имеем из палеографии.

    а) сасанидские рельефы Арташира 1, Шапура 1, Нарсе, Шапура 2, Шапура 3.
    б) надписи Шапура 1 на стенах "Каабы Зороастра", в Хаджиабаде, на колонне из Бишапура
    в) надписи верховного жреца Картира на стенах "Каабы Зороастра", на рельефах в Накш-И-Рустаме, Накш-И-Раджабе и Сар-И-Мешхеде
    г) надпись шахиншаха Нарсе в Пайкули
    д) надпись Хусраба, сына Барзинуша на обломке колонны в Накш-И-Рустаме
    е) надпись о постройке моста в Фирузабаде
    ж) надписи на стенах Дербента (ну и графитти Дура-Европос, конечно же).
Из основных палеографических памятников сасанидской эпохи - все.

Из палеографических памятников сасанидского времени ничего не известно о  том, что сасаниды оперировали относительной хронологией с отсчетом событий от Александра Македонского. А вот синхронизм с хронологическими рядами других европейских правителей из этих же материалов построить можно.  "Комплекс Накш-И-Рустам в отрогах гор Кух-И-Рахмат, где на южном фасе скалы высечены гробницы Ахеменидов, а против них высится здание "Каабы Зороастра": под гробницей Дария I и рядом с гробницами других ахеменидских  царей  помещены восемь сасанидских рельефов, представляющих сцены божественного венчания на власть . . . основателя государства Арташира I . . . его внука Нарсе, сцену триумфа над римским императором Филиппом Арабом сына Арташира I, шахиншаха Шапура I, придворных, сыновей и самого шахиншаха Варахрана II и несколько сцен триумфов первых сасанидских царей" (Луконин В.Г. Искусство Древнего Ирана. М.,"Искусство", 1977) Первая археологическая разведка на этом месте была проведена Э.Херцфельдом (E.Herzfeld "The Persian Empire. Studies in Geography and Ethnography of the Ancient Near East. Wiesbaden. 1968)  в начале 30-х годов XX века, затем  до 1939 года здесь вел раскопки Восточный Институт Чикагского Университета под руководством Э.Шмидта.

Самым сенсационным было открытие на цоколе "Каабы" трилингвы шахиншаха Шапура I на греческом, парфянском и среднеперсидском фарси языках. Парфянский  текст сохранился целиком, греческий - частично, среднеперсидский - испорчен более чем наполовину. В тексте, кроме того, что указываются успехи Шапура в трех его войнах с Римом (причем одна из них закончилась смертью императора Гордиана III и наложением
на Рим дани в 500 тысяч денариев, вторая закончилась взятием в плен императора Рима Валериана),  приведены описания границ сасанидского государства тех времен и приведена генеалогия рода Сасанидов.  Дословно русский перевод текста  Шапура 1 выглядит так (Луконин) "И тогда когда я стал править страной, Гордиан, кесарь, собрал войска со всей Римской империи, от готов и германцев, и выступил к Асурестану на Ираншахр и на Нас. И у границ Асурестана, у города Месиха, произошло большое сражение. Гордиан, кесарь, был убит. И римское войско было рассеяно. И римляне сделали Филиппа кесарем. И Филипп, кесарь, пришел к Нам, прося мира, и, дав нам 500 тысяч денаров за жизнь своих друзей, стал Нашим данником". Далее рассказывается и о том, что в следующем сражении у Эдессы в плен попал очередной император Валериан, префект претория и сенаторы.
Вот и синхронизмы:  Если и только если считать правление Шапура I в период с 243 по 273 г.н.э., получается участие его в первой войне с Римом и смерти Гордиана III (238-244),  пленение им императора Валериана (253-259)  и его триумф над императором Филиппом Арабом (Филипп Аравитянин - 244-247). А если учесть многократно подтвержденный на нумизматическом и палеографическом материале то, что Шапур I - внук основателя Сасанидской династии Арташира I, то (учитывая как естественные ограничения на продолжительность человеческой жизни и ограничения на выполнение репродуктивной функции) совершенно нормальным является хронология правления Арташира I  в 224
- 240 годах н.э. Это - современный взгляд, который по словам уважаемого академика Фоменко, противоречит некоторой "сасанидской традиции". Ну, противоречит, ну и что?  Ведь правильно. А теперь - еще один вопрос - что более достоверно: а) упоминания как письменные, так и графические, современных сасанидам римлян, причем в событиях, упомянутых и в римских источниках или б) упоминания в эпосе несовременных сасанидам, почти легендарных, Искандера-Александра и прочих персонажей Македонских походов?

И чем больше исследуют археологи  проблему сасанидской, к примеру, хронологии - тем более логичен вывод о том, что Сасанидов и, к примеру, Македонского разделяет пять веков, а не два. И никакой Скалигер тут им никак не противоречит.  По Скалигеру и Филипп Аравитянин, и Гордиан III, и Валериан как жили через 500 лет после Александра Македонского так и живут. Так же, как и Шапур I. Никаких 226 лет тут нет. Академик увидел тут то, чего нет. Ну, ничего, такое иногда случается среди нас, дилетантов. [Традиционалист Владимир]

Речь идет, безусловно, не о палеографии. Как известно, государство Сасанидов прекратило свое существование в результате арабского завоевания в 7-м веке.Спустя столетие в среде арабских образованных кругов возникло движение шуубийа. Шуубииты собирали древние сказания, переводили отдельные иранские книги на арабский, использовали в своих произведениях материалы Авесты и других зороастрийских текстов. К 10-му веку получило распространение сведение древних иранских мифов и сказаний в специальные сборники, получившие название "Шах-наме" ("Книга о шахах"). При составлении этих сборников широко использовались написанные на среднеперсидском (пехлеви) своды "Худай-наме" ("Книга о царях"), в которых наряду с официальной придворной хроникой династии Сасанидов содержались также мифы и сказания иранских народов. В течение 10-го века на языке дари (фарси) было составлено три или четыре (источники дают различные цифры) прозаических свода "Шах-наме", затем поэт Дакики взялся за сложение "Шах-наме" в стихах, а после его смерти за эту работу принялся Фирдоуси. Он имел в своем распоряжении своды "Худай-наме" и "Маздак-наме", "Шах-наме": 1.Абумансури, 2.Масуда Марвази, 3.Абулмуайда Балхи, 3.Абуали Балхи (в отношении двух последних не ясно один это автор или два), а также "Гушташпнаме" Дакики. По-видимому именно этот корпус текстов и следует понимать под "сасанидской традицией". Часть труда Балхи (его не следует путать со знаменитыми арабскими географом и астрологом, вообще Балхи означает уроженец города Балх, а этот город дал многих своих уроженцев различным культурам народов Востока), носящая название "Фарснаме" повествует: "Существует предание господ персидских и арабских историков, что в совокупности владыки Форса (Персии) были из четырех династий: 1) Пишдадиды; 2) Кейаниды; 3) Аршакиды; 4) Сасаниды.  И две династии из их числа - Пишдадиды и Кейаниды - были до Александра Македонского, которого называли также Зулкарнайн. И две других династии - Аршакиды и Сасаниды - были после Александра Македонского. И все четыре династии были из рода Каюмарса и их общая численность с Александром Македонским составила 72 правителя и время их правления составило эпоху равную четыре тысячи ста восемьдесяти одному году и нескольким месяцам".

Вот об этой традиции и идет речь. [Глеб Бараев]
 

18. Вот более развернутая цитата "Вышеупомянутый список царей, составленный Манефоном, сохранился только в выдержках у христианских авторов (PtGrH, 609). Как было показано выше (см. стр. 76), упоминание персидских правителей позволяет связать этот список с римским летосчислением. Упоминания поздних фараонов в вавилонских текстах и астрономические данные египетских документов подтверждают в основном надежность перечня Манефона для периода Нового царства и поздних династий вплоть до XVI в. до н. э. (М. А11iоt,-- JNES, 1950, с. 211; В. А. Раrkеr,-- "Revue d'Egyptologie", 1952, с. 101). Тем не менее точные датировки для периода примерно до 800 г. до н. э. вряд ли можно установить. Восшествие на престол Аменхотепа I по-разному датируется современными учеными: от 1557 до 1525 г. до н.э." Вообще-то Э.Бикермана сам себе частично противоречит, поскольку в предыдущем абзаце он ссылается на оксиринский папирус (Р. Оху., 31, 2551) с фрагментом списка. [gorm]

Довольно обширные выдержки из Манефона имеются у Иосифа Флавия ("Против Апиона"). Т.е. налицо генетически свойственный нх способ сбора информации - данные не проверяются. А поскольку Фоменко утверждает : "Основы египетской хронологии также дошли до нас, пропущенные через фильтр христианских хронологов" да и вообще ставит христианскую хронологию во главу угла (задействована схема : христианские хронологи - Скалигер и Петавиус - современная хронология), то такой способ сбора информации просто работает на наперед заданную теорию.  В целом Фоменко отстал от жизни, если искренне считает, что египетская хронология базируется на списке Манефона. Когда-то это было так, но при наличии в распоряжении египтологов памятников древнеегипетской письменности от списка Манефона нынче остался лишь принцип разделения на династии, но и он явно отмирает. [Глеб Бараев]

19. Эта пара фраз кочует у А.Т.Фоменко из книги в книги, без указания источника и, таким образом, представляет собой плагиат. Оригинал в книге  "Историография античной истории" (под ред. В.И. Кузищина), Москва, "Высшая школа", 1980 на стр. 39-40:
"Центром критической работы над античными источниками в XVIII в. стала основанная в 1701 г. в Париже "Академия надписей и изящных искусств". В 20-х годах здесь развернулась дискуссия о достоверности римской традиции. Член академии Пуйи доказывал легендарность римской исторической традиции и считал, что никаких достоверных источников по римской истории до Пирра [319-272 г. до н.э. gorm] нет. Секретарь академии Фрере, напротив, замечал в традиции смешение легендарных и реальных начал и задачей историков считал выделение исторической основы." Знакомо? Кстати, в названии академии и там и там ошибка. Название академии надо скорее переводить как "Академия надписей и изящной словесности" (Belles-lettres). Весь "римский" раздел Реферата представляет собой типичный демагогический метод подмены тезиса. Подбирая цитаты о малой достоверности и слабой поддержке источниками первых веков Рима, Фоменко пытается создать у малоподготовленного читателя впечатление о недостоверности всей римской истории, знакомой ему лишь по художественной литературе и фильмам (Ганнибал, Спартак, Цезарь, Клеопатра, Калигула, Нерон и т.д.). [gorm]

Труды Академии надписей можно найти здесь (в разделе 18 в.). [b-graf]

20. Недобросовестное цитирование. Думаете Моммзен критикует здесь своих коллег - современников, не замечающих очевидных проблем хронологии? А может саму неправильную Римскую хронологию? А вот и нет! Он пишет о ранних попытках римлян писать свою историю. А конкретнее о Катоне (II в. до н.э.) "Само собой разумеется, что вся эта зарождавшаяся историческая литература простодушно обходилась без всякой критики: ни писателей, ни читателей не смущали никакие внутренние или внешние противоречия. Хотя царь Тарквиний Второй был уже совершеннолетним к моменту смерти своего отца и воцарился через тридцать девять лет после того, тем не менее он вступает на престол юношей. Пифагор,   прибывший   в   Италию   почти   за   целое   поколение  до изгнания царей, тем не менее считался римскими историками за друга   мудрого   Нумы.   Государственные   послы,   отправленные   в Сиракузы   в   262   г.   от  основания   Рима,   ведут  там   переговоры Дионисием  Старшим,   вступившим  на  престол   через  восемьдесят шесть лет после того (348). Это наивное пренебрежение к исторической критике особенно заметно проявляется в отношении к римской хронологии. По римскому летосчислению, которое в своих основных чертах установилось, по всей вероятности, уже в предшествовавшую эпоху, Рим был основан за 240 лет до освящения Капитолийского храма и за 360 лет до сожжения Рима галлами, а это последнее событие, упоминаемое и в греческих исторических сочинениях, случилось по их утверждению в год афинского архонта Пиргиона, за 388 лет до н. э., и в 1-й год 98-й олимпиады, из чего следует заключить, что Рим был основан в 1-м году 8-й олимпиады. По считавшемуся в то время несомненно достоверному летосчислению Эратосфена, то был 436 год после падения Трои, тем не менее основатель Рима считался по общепринятому рассказу сыном энеевой дочери. Катон как хороший финансист проверил этот счет времени и обратил внимание на заключавшееся в нем противоречие, однако и он, кажется, не указал никакого способа устранить это затруднение, так как впоследствии вставленный с этой целью список альбанских царей, конечно, был составлен не им. Таким же отсутствием критики отличалось до некоторой степени и описание исторических времен. Все без исключения исторические рассказы, без сомнения, были окрашены таким же сильным пристрастием, за какое Полибий со свойственной ему хладнокровной язвительностью порицает рассказ Фабия о начале второй войны с Карфагеном. Однако недоверие здесь было более уместно, чем порицание. Было бы некоторым образом смешно ожидать от римских современников Ганнибала беспристрастных суждений об их враге, но в намеренном искажении фактов, поскольку оно не зависит от наивного патриотизма, отцов римской истории нельзя заподозрить." Т.Моммзен, История Рима, "Наука", "Ювента", C.-П.,  1997. т.1, с.719-720 [gorm]

21. В ссылке на Моммзена здесь или ранее - описка. Фоменко, очевидно, имеет в виду ту же самую страницу, что и в предыдущем случае. См. предыдущее примечание. Хотя это и не принципиально, но из фразы  "По считавшемуся в то время несомненно достоверному летосчислению Эратосфена, то был 436 год после падения Трои, тем не менее основатель Рима считался по общепринятому рассказу сыном энеевой дочери." следует расхождение не в 500, а около 400 лет. Это расхождение с легендарной традицией было очевидно уже ранним римским историкам. "Гелланик (греч. Hellanikos), писатель из Митилены, 5 в. до н.э. В тесном контакте с Гекатеем занимался греч. мифологией. Упорядочил собрание и описание греч. сказаний, к-рые систематизировал по генеалогич., этнографич. и хронологич. принципу. Подвергался резкой критике со стороны позднейших греч. историков за некритичность в изложении материала и ряд ошибок" - Словарь античности, СП "Внешсигма", Москва, 1992. [gorm]

22. Так в чем, собственно, дело? Кто дает различные даты основания Рима? Не стоит искать - никто. То есть с таким диапазоном различий - как пишет сам академик "примерно на 500 лет". Просто (от себя добавлю - как всегда в трудах по НХ) уважаемый академик для подтверждения спорных и недоказанных положений прибегает  не к документально зафиксированным и проверенным фактам, а  оперирует  данными легенд и мифов: с одной стороны Ромул, Рем и человеколюбивая волчица, а с другой стороны - Эней-Одиссей, да еще и не в оригинальной версии, а в пересказах неавторов. Откуда такое доверие к недостоверным даже для оголтелых традиционалистов нарративам? И это  тем более неожиданно, если учесть, что оперирует такими недостоверными данными автор теории, доказывающей как раз недостоверность вообще всех античных источников - хроник, даже и не мифов. Итак, имеем: в качестве "основания" "традиционной версии римской хронологии" уважаемый академик предлагает рассматривать дату основания Рима. При этом в качестве временных реперных точек он же выделяет две противоречащие друг другу и обе - "сказочные", легендарные, мифологизированные, то есть заранее недостоверные. И по Фоменко и по правде. В том смысле, что ни Гелланик, ни Дамаст, ни Аристотель, ни Тит Ливий не видели лично ни Ромула, ни Рема, ни Энея, ни Одиссея, не жили с ними в одну эпоху  и оперировали сразу трехзначными цифрами возраста Рима.   Логичнее было бы предположить, что такие основания для  хронологического расчета, как возраст волчицы или дата возврата Энея из-под стен Трои  имеют смысла не более, чем  точное число демонов, умещающихся на кончике иглы. Или все же более? Истины ради и честности для стоит упомянуть, что уважаемый академик предлагает к рассмотрению и третий вариант: "...либо древние хронисты сообщают заведомую неправду, будто бы Эней и Одиссей основали Рим" (на  аналогичный вариант и с Ромулом у академика смелости все же не хватило, а жаль... глядишь - все по-другому бы повернулось...), но он такой вариант почему-то как раз и не рассматривает, продолжая двумя абзацами ниже вновь рассуждать о именно пятисотлетнем расхождении в датах основания Рима. Попробуем не ограничиваться одними только Фоменко и Моммзеном (который, к слову, не отрицал пятисот лет "от падения Трои до основания Рима", а просто подмечал недобросовестность  Валерия Анциата и Александра Полигистора), а обратимся к самым последним результатам, изложенным хотя бы у того же Э.Бикермана : "Эра ab urbe conditia в действительности не существовала в древнем мире, и подобный способ отсчета лет принят лишь в наше время. Римляне пользовались такой датировкой только для обозначения удаленности во времени от этого события какого-либо последующего события: например, Ливий пишет, что консульские трибуны появились через 310 лет после основания города (IV, 7; ср.III, 30,7; VII, 18, 1). точно так же в надписи утверждается, что имератор Нерва восстановил свободу "через 848 лет  после основания города" (Dessau,  N247). Такой способ относительной датировки применялись уже во времена Римской республики" [с.с. 71-72]. Уточним. Римляне для практических целей вели счет  по эпонимам, тем самым консулам-трибунам. А для указания, как "давно" с исторической точки зрения это ведется - давали ссылку, типа той, какую находим у Тита Ливия. При этом привязка шла не к дате появления Ромула на капитолийском холме или к обоснованию там же Энея, а к некоторой общеупотребимой абстрактной дате. Ну как мы сейчас (даже атеисты) считаем текущий год 2001-ым. Продолжим. Там же, на стр. 72 находим: "Система отсчета ab urbe conditia не использовалась в основном потому, что возраст Рима оставался спорным: "Est enim inter scriptores de numero annorum controversia" (Cicero, Brut, 48,72). В римской историографии даты основания Рима, исключая самые крайние мнения [например, дату Цинция Алимента у Дионисия Галикарнасского (I, 74): 729/8 г. до н.э.], колеблются между 759 и 748 гг. до н.э. Долгое время дата Полибия - 751/0 г. до н.э. - являлась нормой для Цицерона, Ливия и Диодора (ср.: Perl, с.2); затем Аттик в своей "Liber Annalis" ("Летописи") передвинул дату основания Рима назад, к 753 г. до н.э. (Cicero, Brut, 18,72).  Эта дата была принята и популяризировалась Варроном. Список должностных лиц Римской республики, составленный при императоре Августе (Fasti Capitolini), указывает на годы ab urbe conditia, которые, однако, отсчитывались от 752 г. до н.э.". Ну и вывод, гениальный в своей простоте, так и не осознанный, видимо, академиком: "Таким образом, год ab urbe conditia зависит от избранной системы перевода лет". Короче, хотите построить синхронизм дат у Тита Ливия и дат у Варрона - добавляйте в среднем три года при переходе от одного к другому и все. [Традиционалист Владимир].

Обратимся к самим римлянам за разъяснениями. Мы увидим, что автор III-го века н.э. гораздо лучше современного академика понимает разницу между легендарной традицией и письменной историей, свободно умеет переводить даты из одной эры в другую ( олимпиады, основания Рима, Набонассара, Авуста). Очень интересно замечание про использование Варроном затмений для хронологических изысканий.  О чем здесь конкретно идет речь,  и как его расчеты могут быть астрономически проверены см. примечание 23.  Итак, Цензорин в "Книге о дне рождения" (De die natali liber), Вестник древней истории, N3, 1986 пишет:
"XXI. Если бы людям было известно начало мира, мы бы начали оттуда; а нынче рассмотрю тот отрезок времени, который Варрон называет istorikon. Он сообщает, что времена делятся натрое: первое -- от происхождения людей до предыдущего катаклизма, которое из-за неведения нашего зовется adhlon (темное), второе -- от предыдущего катаклизма до первой олимпиады, под названием muqikon, ибо много о нем передают сказочного, третье -- от первой олимпиады до нас, о котором говорят istorikon, потому что совершившееся в это время содержится в подлинных исторических сочинениях. Имело ли первое время начало или было всегда, -- однако, очевидно, что точно узнать, сколько в нем было лет, невозможно. Второе, хотя его и представляют неясно, но верят, что длилось до 1600 лет. От предыдущего катаклизма, который еще зовут Огигиевым, до царства Инаха -- около 400 лет, отсюда до падения Трои -- 800, а от него до первой олимпиады немногим более 400. Только эти последние, как наименее удаленные от памяти историков, хотя и лежащие в конце мифического времени, кое-кто пытался определить точнее. А именно, Сосибий писал, будто их -- 345, а Эратосфен -- 407, Тимей -- 417, Арет -- 514 и многие другие -- по-разному; само их разногласие говорит об отсутствии ясности.

А относительно третьего времени у авторов тоже были кое-какие разногласия, однако всего лишь в шесть-семь лет; и то всю неясность здесь рассеял Варрон и с обычной своей проницательностью, то сопоставляя годы различных государств, то пересчитывая затмения и промежутки между ними, извлек истину и явил свет, при котором можно распознать точное число не только лет, но и дней. Согласно с его выкладками, если не ошибаюсь, этот год, для которого как бы примета и заглавие -- консульство славнейших мужей Пия и Понтиана, от первой олимпиады -- 1014-й, во всяком случае с тех летних дней, когда справляются олимпийские игры; а от основания Рима -- 991-й, именно -- с Парилий, откуда отсчитываются годы этого города. А из тех лет, которые зовутся "юлианскими", он 283-й с январских календ, где Юлий Цезарь положил начало введенному им году. Из тех же, что называют "годами Августов", он 265-й и тоже с январских календ, хотя император Цезарь, сын Божественного, стал именоваться сенатом и прочими гражданами Августом (по предложению Луция Мунация Планка) с 16-го дня до февральских календ в свое седьмое консульство вместе с консулом в третий раз Марком Випсанием Агриппой. Но египтяне, попав за два года до того во власть и распоряжение римского народа, считают этот год годом Августов 267-м. Ибо как и у нас, у египтян годы заносятся в некие списки: таковы годы, называемые "Набонназаровыми", открывающиеся первым годом его царствования, из которых теперь 986-й; также "Филипповы" годы, что исчисляются от кончины Александра Великого и, будучи доведены до нынешнего, составляют 562 года. А за начало их всегда принимается первый день месяца, которому у египтян название Тот. И было это в нынешнем году в седьмой день до июльских календ, тогда как ста годами раньше, во второе консульство императора Антонина Пия с Бруттием Презентом, тот же день был 13-м до августовских календ, а в это время в Египте восходит созвездие Пса; отсюда можно вывести, что нынче исполняется сотый годичный оборот того большого года, который, как сказано выше, зовется солнечным, каникулярным и годом бога. А начала отсчета этих лет я указал затем, чтобы никто не подумал, будто все они вместе начинаются с январских календ или с какого-нибудь иного времени; ибо прихоти их учредителей разнились не менее, чем взгляды на это философов: одним казалось, что естественный год начинается вместе с новым солнцем, то есть с зимнего солнцестояния, другим -- с солнцестояния летнего, множеству -- с весеннего равноденствия, а некоторым -- с осеннего, иным -- с появления Плеяд, а кое-кому -- с их заката и многим -- с восхода Пса." [gorm]

23. Интересно, что, хотя основание Рима и является легендарным событием, датировку основания Рима римлянами (датировку, а не дату!) можно проверить астрономически. Плутарх, "Сравнительные жизнеописания", М., Наука, 1994, "Ромул":
 "По общему взгляду основание Рима приходится на одиннадцатый день до майских календ, и римляне празднуют его, называя днем рождения отечества. Сначала, как сообщают, в этот день не приносили в жертву ни одно живое существо: граждане полагали, что праздник, носящий столь знаменательное имя, следует сохранить чистым, не обагренным кровью. Впрочем, и до основания города в тот же самый день у них справлялся пастуший праздник Парилии. Ныне римские календы не имеют ничего общества с греческими новомесячиями; день основания города точно совпадает, говорят, с тридцатым днем греческого месяца, когда произошло сближение луны с солнцем, повлекшее за собой затмение, о котором, по-видимому знал эпический поэт Антимах Теосский и которое случилось в третьем году шестой олимпиады.

Одним из друзей Варрона, глубочайшего среди римлян знатока истории, был Тарутий, философ и математик; из любви к умозрениям он составлял гороскопы и считался замечательным астрологом. Варрон предложил ему вычислить день и час рождения Ромула по его судьбе, в которой отразилось влияние созвездий, подобно тому как решают геометрические задачи, ибо, рассуждал Варрон, то же учение, что позволяет, зная время, когда человек появился на свет, предсказать события его жизни, должно по событиям жизни определить время рождения. Тарутий согласился и, всмотревшись в деяния Ромула и выпавшие ему на долю бедствия, уточнив, сколько он прожил и как умер, сопоставив все эти и им подобные сведения, весьма отважно и уверенно объявил, что основатель Рима был зачат в первый год второй олимпиады, в двадцать третий день египетского месяца хеака, в третьем часу, в миг полного затмения солнца, родился в двадцать первый день месяца тоита на утренней заре, а Рим основал в девятый день месяца фармути между вторым и третьим часом (ведь астрологи думают, что не только человеку, но и городу строго отмерено время жизни, о котором можно судить по взаимному расположению светил в первые минуты его бытия). Я надеюсь, что эти подробности скорее займут читателя своей необычайностью, чем вызовут его раздражение полным неправдопадобием."
    Расчет затмения Тарутием точен! 23 хояка 1 г. II О. = 24.06.-771 (перевод дат простого египетского календаря - ровно 365 дней в год - несложен) в Риме действительно было солнечное затмение в 3-м часу после восхода.  Правда, в ничтожной фазе (которую Тарутий расcчитывать  не умел). Расчет мог быть сделан по теории Гиппарха (II в. до н.э.). Дата рождения Ромула и Рема 26. 3.-770 -- чисто астрологическая - Марс (покровитель Рима) тогда был в Близнецах, расположение  других планет также любопытно. Дату основания Рима (4.10.-753) в отличие от других авторов, Тарутий, видимо,  не связал с затмением. Она также  противоречит  традиции -- 11 майских календ. Его очевидная цель была -- поместить Марс, Луну и Солнце в Весы (легендарное измерение территории будущего города). О луне в Весах также пишет Манилий. Интересно, что солнечное затмение в Риме в  этот год тоже было, но  8 Тиби (05.07.-753). [gorm]

Итак, Фоменко проявляет определенную скромность, когда ограничивается "разоблачением" римской хронологии всего лишь по двум пунктам: 1) счет времени от основания города при наличии разногласий относительно даты этого события; 2) счет лет по именам римских консулов при наличии разночтений в консульских списках. Для того, чтобы разобраться, как влияют эти факторы на датировку римской истории, рассмотрим пример. Тацит начинает свою "Историю" так: "Началом моего повествования станет год, когда консулами были Сервий Гальба во второй раз и Тит Винний. События предыдущих восьмисот двадцати лет, протекших с основания нашего города, описывали многие..." Допустим, что мы не знаем, какую именно дату оснвания рима имел в виду Тацит и имеем разночтения в консульских фастах, не позволяющие использовать их для датировки. Значит ли это, что текст Тацита нельзя привязать к абсолютной временной шкале? Ответ будет отрицательный - данная задача вполне разрешима. Для этого необходимо воспользоваться описанием у Тацита событий, описанных также и в других источниках. Например, Тацит пишет о событиях Иудейской войны и осаде Иерусалима. Следовательно, мы можем перейти от Тацита к Иосифу Флавию, у последнего обнаруживаем Понтия Пилата (И.Х. не трогаем, поскольку датировка данного фрагмента является спорной), далее переходим к тому же Евсевию и в результате получаем привязку текста Тацита к летоисчислению от Р.Х. После чего текст Тацита к нашим услугам для датировки перечисленных в нем консулов, а также императоров и прочих упомянутых лиц. Можем также посмотреть, какую дату принимал Тацит для времени основания Рима. Можем также использовать полученные датировки для привязки других римских авторов, описывавших события, упомянутые у Тацита. К вышесказанному остается добавить, что для хронологии в письменных источников важнее упоминания имен консулов является сообщение о вступлении в должность новых консулов. Даже если их имена вообще не будут названы, мы все равно получаем информацию о том, что в счете лет нужно прибавить единичку. [Глеб Бараев]

Тацитов и Флавиев синхронизм римской и иудейской истории, так сказать, в твердокаменном выражении можно увидеть в Риме на  арке Тита, который в 70-ом году взял Иерусалим.

На одном из барельефов римскими солдаты, разграбившие иерусалимский храм несут священный семисвечник.

[gorm]

24. Вот весь, довольно любопытный абзац из которого взята цитата:
"Задача эта упрощается, так как римская традиционная история дошла до нас в сочинениях весьма немногих авторов: самым солидным из этих трудов является, без сомнения, исторический труд Тита Ливия. Многие причины заставляют предпочитать его другим писателям, а потому знакомство с трудом его является особенно ценным. Но при всем том отнюдь не надо оставлять без внимания и других историков, во многих случаях поправляющих и добавляющих Ливия. А эти исправления и добавления тем чаще приходится делать, чем более станем мы углубляться в далекое прошлое Рима. Особенно в таких поправках нуждается первая декада Ливия. Между тем как повествование его, напр., о войнах с Ганибылом (III Декада) дышит уверенностью и правдивостью, в первых книгах своей истории Ливий часто теряет под собой почву; он должен сам признаваться в своем неведении, побивать себя своим оружием. И этот-то отдел истории его и интересен главным образом и важен для исследователя - на нем сложилась историческая критика.Напрасны советы Льюиса оставить бесплодные попытки, раз навсегда отказаться от мысли вернуть потерянное. Этот 'завет' не может удовлетворить человека и заглушить в нем жажду познаний. Все равно, достоверно ли, или недостоверно то, о чем говорит Ливий. Показать, как сложилось недостоверное, не значит ли уже приблизиться на несколько шагов к истине? Быть может, за недостоверной наружней оболочкой и скрыта та истина, которую мы ищем. Неужели Льюис может дать нам категорический ответ? А если нет, то неудивительно, что наставление его не останавливает новых попыток. К чему сводится весь вопрос, какая задача предстоит исследователю? Достоверность истории тесно связана с существованием современной записи событий, а потому все равно назвать историю достоверной, или сказать, что существовала летопись. Почему достоверна история, напр. Пунической войны? Непременно потому, что тогда существовала синхронистическая запись событий, которой воспользовались историки. Почему называем мы вымыслом историю римских царей, опять по той же самой простой причине - отсутствию записи. И вот на длинном этом промежутке есть та поворотная точка, с которой исторический рассказ начинает вполне отвечать действительности. Эту точку мы и постараемся указать."  [gorm]

25. Недобросовестное цитирование. Моммзен в Главе XII "Религия, образованность, литература и искусство" Книги пятой "Основание военной монархии" пишет, в частности, о развитии историографии и римского городского летописания в I веке до н.э., сравнивая их с более глубокими работами греческих историков: "Римляне никогда не имели, в сущности, такой критической историографии, какой была национальная история Аттики в классическую эпоху или всемирная история Полибия. Даже в наиболее подходящей для этого области - в изображении современных и только что миновавших событий - дело в общем остановилось на попытках, более или менее несовершенных; особенно в эпоху от Суллы до Цезаря никто почти не мог достигнуть даже уровня тех не особенно значительных работ, которыми обладала предшествующая пора, - трудов Антипатра и Азеллона. Единственным серьезным относящимся к этой области сочинением, возникшим в данную эпоху, была история союзнической и гражданской войны Луция Корнелия Сизенны (претора 676 г.)"
Моммзен в книге датирует все события от основания Рима в Варроновской версии - 753 г. до н.э.
    "Что в отношении общей городской или даже всемирной летописи дело обстояло еще хуже, это обусловливалось самой сущностью дела. Развитие науки о древности[! - gorm ] позволяло надеяться, что традиционная история будет проверена по документам и другим надежным источникам; но эта надежда не оправдалась. Чем больше было исследований и чем глубже они становились, тем отчетливее выяснялись трудности написания критической истории Рима. Трудности, предстоявшие исследованию и описанию, были неисчислимы; но наиболее серьезные препятствия были не литературного свойства. Общепринятая древнейшая история Рима в том виде, как она рассказывалась и встречала к себе довериев течение по меньшей мере десяти поколений, тесно срослась с гражданской жизнью народа; но каждое основательное и добросовестное исследование должно было не только изменять кое-что то тут, то там, но и разрушить все это здание так же основательно, как разрушены доисторические сказания франков о короле Фарамунде и британская легенда о короле Артуре. Исследователь, проникнутый консервативными убеждениями, как, например, Варрон, не мог желать взять на себя такой труд, и если бы на это отважился какой-нибудь отчаянный вольнодумец, то на этого худшего из революционеров, который захотел бы отнять у конституционной партии даже ее прошлое, посыпались бы угрозы со стороны честных граждан. Таким образом, филологические и археологические исследования скорее  отвлекали от историографии, чем влекли к ней. Варрон и вообще люди дальновидные считали летопись как таковую не имеющей будущего; максимум возможного в этой области было сделано Титом Помпонием Аттиком, составившим свод списков должностных лиц и родов, придав ему непритязательный характер таблиц, причем этот труд послужил завершением синхронистического греко-римского летосчисления в том виде, в каком оно было усвоено позднейшими поколениями."
Т.Моммзен, История Рима, "Наука", "Ювента", C.-П.,  1995. т.3, с.417-418. Таким образом, здесь Моммзен лишь продолжает настойчиво развивать свое положение о малой достоверности традиционной истории царского Рима и вообще первых трех веков Рима по Титу Ливию. [gorm]

Дело в том, что в 19 веке термин "археология" употреблялся в ином смысле, нежели сейчас. В старом издании Моммзена может стоять "археологичская наука", что соответствует современному понятию "наука о древности". Т.е. текст использованного издания может быть и передан точно, но суть его тем не менее извращена. Трудно сказать, сделал ли это Фоменко умышленно - вполне может быть, что он не различает понятий, обозначавшихся термином "археология" сейчас и тогда. [Глеб Бараев]

26. Писатели исторических басен на потеху широкой публике существовали во все времена. В этом отношении не является исключением и наше время.
"Наконец, Валерий Анциат превосходил всех своих предшественников и многоречивостью и детской погоней за баснями. Ложь в цифровых данных была проведена у него систематически вплоть до современного исторического периода, и древнейшая история Рима, излагавшаяся в достаточно пошлом тоне, была переработана еще пошлее; так, например, рассказ о том, каким образом мудрый Нума, по указанию нимфы Эгсрии, изловил богов Фавна и Пика при помощи вина, и прекрасные разговоры того же Нумы по этому поводу с Юпитером, -- следует настоятельно рекомендовать всем почитателям так называемой легендарной истории Рима, чтобы они поспешили уверовать в них или, точнее сказать, в их внутренний смысл. Было бы настоящим чудом, если бы современные этому греческие авторы повестей прошли мимо подобных сюжетов, точно нарочно созданных для них. Действительно, не было недостатка и в греческих литераторах, которые перерабатывали римскую историю в романы; таким трудом являются, например, составленные упомянутым уже нами в числе греческих писателей в Риме Александром Полигистором пять книг "О Риме", отвратительная смесь затхлых исторических преданий и тривиальных, в особенности же эротических, вымыслов. Надо полагать, что именно он подал пример, как поставить недостававшие пятьсот лет от падения Трои до возникновения Рима в хронологическую связь, обусловливаемую баснословными сказаниями обоих народов, и наполнить этот промежуток одним из тех бессодержательных списков царей, которые, к сожалению, были в таком же ходу у египетских и греческих летописцев; судя по всем данным, именно он вызвал на свет царей Авентина и Тиберина и альбанский род Сильвиев, которых впоследствии потомство не упустило снабдить собственными именами, определенными сроками царствования и, для вящей наглядности, даже портретами. Так вторгся с разных сторон в римскую историографию греческий исторический роман; и более чем вероятно, что из всего, что мы привыкли называть традиционной древней историей Рима, немалая часть заимствована из источников типа "Амадиса Галльского" или рыцарских романов Фуке -- поучительное наблюдение для тех, кто одарен пониманием исторического юмора и умеет ценить весь комизм поклонения, которое все еще даже в XIX в. оказывается в некоторых кругах царю Нуме."
О добросовестности академика наглядно свидетельствует то, как он "не заметил" следущие абзацы, рассказывающие о более серьезном авторе:
    "В римскую литературу впервые вступает в эту эпоху наряду с национальной историей и всеобщая или, вернее сказать, объединенная римско-эллинская история.
    Корнелий Непот из Тицина (приблизительно 650-720 гг.) первый издал всеобщую летопись (вышедшую перед 700 г.) и распределенное по известным категориям общее собрание биографий замечательных в политическом или литературном отношении римлян и греков, или людей, прикосновенных к римской или греческой истории. Эти работы тесно примыкают к тем исследованиям по всеобщей истории, какие уже с давних пор составлялись греками, а эти греческие всемирные летописи начали теперь (так, например, оконченная в 698 г. летопись Кастора, зятя галатского царя Дейотара) вовлекать в свое изложение забытую до той поры римскую историю." Т.Моммзен, История Рима, "Наука", "Ювента", C.-П.,  1995. т.3, с.419-420. [gorm]

27. А.Т.Фоменко совершенно напрасно пытается записать выдающегося немецкого историка, почетного члена Петербургской Академии наук (1893), нобелевского лауреата  (1902 г. в области литературы за "Римскую историю") Теодора Моммзена (1817-1903) в свои предшественники. Т.Моммзен никогда не призывал к пересмотру дат глобальной хронологии, а лишь к критичному отношению к античным источникам и отделению достоверного от легендарного. Многие его положения вызывали горячие споры (о достоверности царского периода Рима, о незначительном влиянии этрусков, некоторые государственно-правовые вопросы и т.д.), но оставались полностью в рамках научного исторического подхода. Как пишет в предисловии А.Б.Егоров: "Наконец, отметим и огромную научно-педагогическую деятельность Моммзена. Будучи, вероятно, самым крупным представителем немецкого антиковедения XIX века, он оказывал огромное влияние на развитие современного ему и последующего антиковедения. Учениками Моммзена были крупные историки, правоведы, эпиграфисты, достаточно часто о нем писали, как о признанном патриархе немецкой и мировой науки об античности, дань уважения которому оказывают как сторонники, так и противники." Т.Моммзен, История Рима, "Наука", "Ювента", C.-П.,  1997. т.1, с.8. [gorm]

28. А.Т.Фоменко продолжает без ссылки заимствовать сведения из книги "Историография античной истории" (под ред. В.И. Кузищина), Москва, "Высшая школа", 1980.
см. примечание 19. Речь все также идет о начальных веках римской  истории и о скептическом отношении к поздним римским источникам, эту историю излагающим. К хронологии эти споры никакого отношения не имеют.

"Скептическое отношение к источникам вообще и к древнеримской традиции в частности было развито Луи де Бофором, который в 1738 г. выпустил получивший затем большую известность труд "Диссертация о недостоверности первых пяти веков римской истории". Труд де Бофора -- одна из специальных источниковедческих работ, и в этом его большое научное значение. Тщательно изучив источники римской традиции у Ливия, греческие легенды, надгробные речи, старинные песни, фамильные предания, Бофор сделал вывод о том, что сведения Ливия о древнейшем периоде римской истории совершенно недостоверны. Поскольку галльский пожар уничтожил имеющиеся документальные данные, восстановить подлинный ход древнейшей римской истории, по его мнению, оказалось невозможным." c.40

"Меньший интерес в Англии вызывало изучение римской истории. Заметным явлением стал выход 3-томной "Истории Рима" Томаса Арнольда (1838-1841) -- одного из последователей Нибура. Изложение доведено до конца III в. до н. э. (включая Ганнибалову войну) и содержит подробное описание политической истории, географической среды, военного устройства и войн Рима.
    Если Арнольд был сторонником и последователем Нибура, то другой английский историк и политический деятель Джордж Льюис граф Корнуолл (1806-1863) (он был министром в ряде кабинетов 50-х годов, в том числе и в кабинете лорда Пальмерстона) придерживался иных взглядов. В своей 2-томной специальной работе "Исследования о недостоверности римской истории первых веков" (1855) он выступил против нибуровских методов реконструкции, отверг интуицию как метод исследования и счел невозможным воссоздать древнейший период истории Рима из-за недостоверности наших источников. Льюису принадлежат труд об астрономии древних (1862), а также переводы "Государственного хозяйства Афин" Августа Бека и "Истории дорийцев" Карла Мюллера на английский язык (1830)." c.67

Естественно, Фоменко игнорирует рассказ о деятельности других историков, придерживавшихся более взвешенного подхода к исследованию этого периода:

"Нибур использовал весь свои недюжинный талант для воссоздания древнейшей римской истории, блестяще применив здесь свой историко-критический метод. Исследуя имеющиеся источники, Нибур провел огромную источниковедческую работу. Он полагал, что нет такого нсточника, в котором бы так или иначе не отразилась подлинная историческая действительность, что поздние источники, передающие легендарную традицию, в определенной степени основываются на подлинных свидетельствах отдаленных эпох и несут о них некоторую информацию. Задача историка состоит в том, чтобы отделить легенду от настоящего cвидетельства. Изучая римскую легендарную традицию, он обнаружил в ней ряд аутентичных данных о древнейшей эпохе. Эти свидетельства, с его точки зрения, в значительной степени получили отражение в реликтах римского героического эпоса, в остатках героических, пиршественных или погребальных песен, а также в некоторых документальных материалах, которые далеко не все погибли в пламени галльского пожара." c.58 [gorm]

29. Эта цитата  со ссылкой на Н.Радцига кочует у Фоменко из книги в книгу. Но Радциг этого не писал! Это писал Г.Мартынов, который в списке литературы у Фоменко стоит за номером 8. А обнаружить мне это помог Постников, недавно изданный массовым тиражом (М.,Крафт+Леан, М. 2000), у которого, видимо, Фоменко эту цитату и списал в сильно усеченном виде. У Постникова ссылка на книгу правильная, правда страница все равно не та. Таким образом, верная ссылка должна быть [8, с.1] (у Постникова с.3). Вот более развернутая цитата: "Значительность этого вопроса, от которого зависит достоверность первых веков римской истории,  не подлежит, конечно, обсуждению, но решить его в том или другом смысле весьма трудно. Дело в том, что римские летописи до нас не дошли, а потому все наши предположения мы должны делать на основании римских историков-анналистов. Но и тут, в свою очередь, мы сталкиваемся с большими затруднениями, из которых главное то, что и анналистов мы имеем в весьма плохом виде. Многие из них дошли до нас только в виде цитат, приводимых древними писателями, а от других нам известны одни лишь имена. Лучше остальных сохранился Ливий, первых десять книг которого дошли до нас полностью, а потому при решении вопроса о времени возникновения римской анналистики, мы будем опираться, главным образом, на него. Но и помимо этого обстоятельства, многие соображения заставляют нас останавливать свой выбор на Ливии. Не говоря уже об его талантливости, живости и красоте его описаний, мы руководимся при этом еще тем, что Ливий представляет собой нечто в роде свода всех писавших до него анналистов." [gorm]

30. Более чем оригинальный способ цитирования! Первая фраза с 6-й страницы, вторая с ошибкой ("факты" вместо "фасты") c 14-й.  Речь идет все о той же слабой поддержки источниками сведений Тита Ливия о первых веках Рима:
"Но как же согласовать с этим постоянные разногласия, какие мы встречаем у Ливия на каждом шагу, в именах консулов, более того, частый пропуск их и, вообще, полный произвол в выборе их имен? Как согласовать с этим невозможную путаницу в именах военных трибунов consulari potestate, о которой нам еще придется поговорить? Приходится признать, что фастам до галльского погрома нельзя доверять, так как они, вероятно, сгорели во время пожара и, во всяком случае, подверглись позднейшей обработке, на что указывают встречающиеся в них с самых древних времен cognomina патрициев по местности, тогда как достоверно известно, что первое такое официальное cognomen было прозвище Privernas, полученное в 425 году консулом Л.Эмилием Мамерцинским за победу над Привернатами." [gorm]

31. И опять тот же метод!  Слияние двух фраз, разделенных 7 страницами текста. Первая фраза находится не на 20-й, а на 19-й странице. В абзаце, из которого она выдернута, речь идет говорится лишь об уточнении даты сражения на 2 года или 9 лет в ранней истории Рима.  Принципиально ли это для "новой хронологии", ворочающей столетиями и считающей разницу в десятилетия "идеальным согласием"?:
"Но самым разительным примером неудовлетворительности хронологии Ливия может служить рассказ о доспехах А.Корнелия Косса. Сущность этого рассказа заключается в том, что в 317 году с Вейентинцами возгорелась война по поводу убиения последними отправленных к ним римских послов. В происшедшей битве отличился военный трибун А.Корнелий Косс, убивший ларта Толумния, снявший с него доспехи и посвятивший их Юпитеру. Диодор Сицилийский иначе излагает эти события: войну, вызванную убийством послов, он относит к 328 году, и Косс появляется у него в должности начальника конницы. У Ливия же под 328 годом мы снова находим войну с Вейентинцами, в которой также отличился Косс, на этот раз в должности начальника конницы. Но всем этим известиям противоречит находка, сделанная Августом при реставрации храма Юпитера Феретрейского: именно он нашел полотнянные латы, снятые с Толумния, и на них надпись: Cossus cos. Между тем консульство Л.Корнелия Косса относится к 326 году, когда по показаниям Ливия, никакой войны не было. Приходится заподозрить оба рассказа, и Ливия и Диодора; слабые стороны их указаны еще самим Ливием, который говорит: "Ea rite opima spolia habentur, quae dux duci detraxit, nec ducem novimus, nisi cuius auspicio bellum geritur" [Liv.IV 20, 6]. В самом деле, известны из истории всего три случая посвящения optima spolia: первым посвятившим их был Ромул, после убиения им царя Цениенцев; вторым - Косс, и третьим консул Марцелл, в 222 году до Р.Х. убивший инсубрийского царя Виридомара. Все эти случаи подтверждают объяснение, какое Ливий дает термину "opima spolia". Следовательно, приходится отнести битву с Вейентинцами к 326-му года, году консульства Косса, и признать, что ни Диодор, ни Ливий не имеют правильной хронологии."  с.20.

"Возможно ли, при таких условиях, доверие к документам, дошедшим от первых времен римской республики? Конечно нет, и недоверие это проскальзывает даже у Ливия. С горечью замечает он, что "et singulorum gesta et publica monumenta confusa. Nec quisquam aequalis temporibus illis scriptor extat, quo satis certo auctore stetur. [Liv.VIII 40, 5]. В наше время это сознание неудовлетворительности памятников письменности тех отдаленных времен еще более усилилось. Мы не можем иметь доверие к фастам, не знающим, кто в каком году был консулом, не можем доверять и полотняным книгам, опираясь на которые, Лициний Макр  и Туберон дают совершенно противоречивые показания. Наиболее, повидимому, достоверные документы, и те, при более тщательном рассмотрении, оказываются подложными, сфабрикованными много позже. Договор с карфагенянами, относимый Полибием к первому году республики, был признан Моммзеном подложным и, во всяком случае, принадлежащим к гораздо более позднему времени. Даже факты, подтверждаемые многочисленными документами, оказываются еще далекими от истины." с.27-28 [gorm]

32. Трудности встречаются в любой науке, особенно такой относительно молодой как египтология. А вот на какую  "установленную в XVI веке (и принятую сегодня) версию хронологии Египта намекает автор Реферата - понять невозможно. [gorm]

33. Интересно, что ссылаясь на Геродота, вместо цитат из текста его "Истории", здесь и далее А.Т.Фоменко предлагает лишь тенденциозно подобраные выписки из примечаний в конце книги. Такой, весьма характерный для "новой хронологии" метод работы с источниками мы также видим в этой "Лекции" для "Церковной истории" Евсевия Памфила , и "Александрии". Оказывается, что вводные к рассуждению о Геродоте слова "Например, последовательно и связно излагая историю Египта, Геродот (в своей знаменитой "Истории") ..." также являются искаженной цитатой из примечаний: "Во II книге Геродот без грубых ошибок излагает связную историю Египта, начиная с середины VII в. (с начала царствования Псамметиха I). Для саисской эпохи (VII-VI вв. до н.э.) рассказы Геродота имеют неоценимое значение (см.: С.Я.Лурье. Геродот, стр. 122)." [9, с.509, коммент.1]. Если Геродот хорошо ориентируется в фараонах одной династии, это не значит, что он (или его египетский информатор) должен знать их всех за тысячи лет назубок. Если бы А.Т.Фоменко вместо примечаний посмотрел на сам текст Геродота, он увидел бы интереснейший фрагмент, рассказывающий о строительстве великой пирамиды Хеопса:
    "124. Так вот, до времени царя Рампсинита, рассказывали далее жрецы, при хороших законах Египет достиг великого процветания. Однако его преемник Хеопс вверг страну в пучину бедствий. Прежде всего он повелел закрыть все святилища и запретил совершать жертвоприношения. Затем заставил всех египтян работать на него. Так, одни были обязаны перетаскивать к Нилу огромные глыбы камней из каменоломен в Аравийских горах (через реку камни перевозили на кораблях), а другим было приказано тащить их дальше до так называемых Ливийских гор. Сто тысяч людей выполняло эту работу непрерывно, сменяясь каждые три месяца. Десять лет пришлось измученному народу строить дорогу, по ко-тврой тащили эти каменные глыбы, ? работа, по-моему, едва ли не столь же огромная, как и постройка самой пирамиды. Ведь дорога была 5 стадий длины, а шириной в 10 оргий, в самом высоком месте 8 оргий высоты, построена из тесаных камней с высеченными на них фигурами. Десять лет продолжалось строительство этой дороги и подземных покоев на холме, где стоят пирамиды. В этих покоях Хеопс устроил свою усыпальницу на острове, проведя на гору нильский канал. Сооружение же самой пирамиды продолжалось 20 лет. Она четырехсторонняя, каждая сторона ее шириной в 8 плефров и такой же высоты, и сложена из тесаных, тщательно прилаженных друг к другу камней. Каждый камень длиной по крайней мере в 30 футов." [9, с.119] [gorm]

34. Недобросовестное цитирование. "Сведения Геродота о египетских фараонах до эпохи эфиопских царей (715-663 гг. до н.э.) восходят к двум различным преданиям. Из первого предания взяты рассказы о Нитокрис (VI династия), о царях XII династии Сесострисе III и Мерисе (Аменемхет III). Второе предание является источником народных сказок о Рампсините (Рамзес III) и царях IV династии Хеопсе, Хефрене и Микерине. Геродотова хронология египетских царей не соответствует царской хронологии во фрагментах царских списков Манефона." Вообще говоря, о хронологии египетских царей Геродота можно говорить весьма условно, поскольку никаких дат в легендарных обрывочных историях о ранних фараонах он не сообщает. Вот строка Геродота, к которой отнесено примечание: "За Мином следовало 330 других царей, имена которых жреца перечислили мне по своей книге. В течение стольких людских поколений среди этих царей были эфиопы и одна женщина-египтянка. Все остальные были мужчины и египтяне."[9, с.109] Нетрудно сообразить, что если принять этих 330 царей, хронология Геродота получится существенно длиннее, а не короче сегодняшней. [gorm]

35. Жаль, конечно, что "отец истории" не описал деяния всех 330 перечисленных ему жрецами царей. [gorm]

36. Добавим значительную часть пропущенного Фоменко текста, разъясняющую происхождение расхождений во мнениях ученых 19-го века:
    "Но и само заблуждение имеет свои границы. Вычисления, представляющие спорный вопрос, опираются на часто упоминаемые выписки из сочинения египетского жреца Манефо, написавшего историю Египта. Этот ученый имел возможность просматривать летописи истории своего отечества, хранившиеся в храмах его времени, и потому он имел в своем распоряжении лучшие и надежнейшие источники, из которых он черпал материал своей книги о царских домах Древнего Египта, написанной на греческом языке. Его погибшее для нас сочинение содержало в себе обзор царей страны, разделенных на тридцать царствовавших династий, с упоминанием имени каждого царя и числа годов как каждого царствования отдельно, так и суммы лет владычества дома (династии).
    Манефо. Исторические писатели исторической древности не знали почти совсем этой ценнейшей книги и совершенно не пользовались ее указаниями; лишь позже из нее были сделаны выписки и выборки некоторыми отдельными писателями христианской церкви. С течением времени писцы, как вследствие ошибок, или с предвзятой целью, исказили имена и цифры манефоновского оригинала, и потому мы в настоящее время лишь груду развалин на месте строгого целого. Только разбору древнеегипетских письмен принадлежит честь восстановления репутации Манефо, ибо разбор этот доказал, как правдиво было пропавшее сочинение и как достоверны были источники, которым пользовался ученый, его написавший. До сих пор, несмотря на искажение и порчу манефоновского списка царей, этот список служил нам вожаком и путеводителем для указания настоящего места найденных на памятниках царских имен в ряду царей известной династии, точно так же, как, со своей стороны, памятники позволяют нам восстановить правильную форму многих царских имен, искаженных в списках Манефо. Самые основательные работы и поиски, проведенные компетентными учеными для проверки хронологической последовательности царствований фараонов и порядка перемены целых династий, доказали вместе с тем неминуемую необходимость допустить в списке Манефо одновременные и параллельные царствования, чем значительно уменьшается количество лет, необходимых для владычества над страной тридцати династий Манефо. Несмотря, однако, на все открытия в этой области египтологии, числовые данные находятся до сих пор в весьма неудовлетворительном состоянии. При самом вычислении, опирающемся на точное определение годов царствования фараонов, каждые исправленные или вновь окончательно установленные числовые данные изменяют но необходимости результаты сложения всех рядов чисел. Лишь с началом двадцать шестой династии хронология начинает опираться на данные, почти не оставляющие ничего желать в отношении достоверности их." [gorm]

37. Колебания между чем и чем? Между современными научными датировками и арифметическими подсчетами первых египтологов по списку Манефона? Эзотерическая традиция приписывают Египту историю длиной более 10000 лет. Почему бы А.Т.Фоменко не записать в свой актив 8000 лет колебаний? [gorm]

38. Этот перечень датировок первых французских египтологов составил не Фоменко и даже не Постников, у которого Фоменко этот список позаимствовал, а Керам в своей известной книге "Боги, гробницы, ученые". Если бы академик-математик попробовал ради любопытства построить график зависимости датировки Мены от даты предложения датировки, он бы увидел, что с развитием египтологии ситуация вовсе не "обостряется", а наоборот сглаживается. [gorm]

39. Хотя книга 19-го века "Иллюстрированная история религии" под ред. проф. Д.П.Шантепи де ля Соссей и была переиздана 50000 тиражом в 1992 г. издательством Спасо-Преображенского Валаамского Монастыря, это не делает ее пособием по истории Египта, тем более современным - между 80-летием египтологии и 180 летием некая разница есть. Это же относится и к труду известного немецкого египтолога 19-го века Генриха Бругша. В этих книгах не рассказывается о недавних раскопках гробниц первых династий, тысячах древнеегипетских папирусов, раскопанных в начале 20-го века, результатах радиоуглеродных и термолюминисцентных датировок и новейших астрономических теориях ориентации пирамид, позволяющей их датировать. Тем не менее, прочитав эти книги, а не списав у Постникова и Морозова цитаты, А.Т.Фоменко мог бы все же многое узнать о становлении египтологии.
"Египтология, благодаря которой рассеялся впервые мрак, покрывавший египетскую древность, зародилась всего 80 лет назад. Основанная на гениальном способе чтения иероглифических письмен, который сделал бессмертным имя Шамполиона,она в течение долгого времени оставалась достоянием лишь немногих исследователей.Вполне естественно, что раз человеку представляется обширное поле для исследования, у него является стремление овладеть всем предметом; открытия следовали одно за другим, и успехи были громадны; исполненные надежды и энтузиазма исследователи стремились все дальше вперед, не очень заботясь об оставляемых пробелах. Скоро результаты исследований были популяризованы -- увы, слишком поспешно: ведь с одной стороны, наука, как и следовало ожидать, не успела еще выработать точных методов исследования, а с другой стороны, разрабатываемый материал был слишком ограничен, а частности слишком мало исследованы, чтобы можно было воспроизвести точную картину действительности. Так в обиход вошло много ложных воззрений, а за этим последовало неизбежное отрезвление - спад увлечения египтологией и утрата чрезмерного доверия к результатам исследований. И действительно, мы знаем гораздо меньше, чем предполагали наши отцы. Новейшие вожди египтологии уже осторожнее к данным своей науки и подвергают их более строгой критике, чем их предшественники. Научная работа не двигается так быстро вперед, но зато ее данные надежнее; камень за камнем прочно строится ее здание. Правда, пока еще невозможно построить египетскую хронологию, правда, много еще загадочного в грамматике и словаре, и нельзя еще составить полной картины египетской мифологии и истории религии Египта, - тем не менее мы стоим уже на твердой почве, и материал растет со дня на день." [c.97-98].А.Т.Фоменко сражается с популяризаторскими газетными статьями середины 19-го века? [gorm]

Да, не повезло АТФ с этим чертовым Египтом. Куда его девать с его тысячами памятников, пирамид, гробниц, километрами надписей, папирусов и пр. и пр. Но делать с Египтом что-то нужно, а потому приходится  декларировать, что "фиксацию хронологии Египта также сопровождают значительные трудности". Что заставило АТФ сделать такой вывод? Раздел 1.3 "О Египетской хронологии" разбираемой лекции сложно комментировать. Собственно, о реальных источниках Египетской хронологии в ней не сказано ничего. Почему-то предъявляются малообоснованные претензии к отцам-основателям собственно египтологии, если не считать коротюсенькой цитаты из Геродота. Извините - не из самого Геродота, а из современных на него комментаторов. Да, отцы-основатели не имели достаточных данных для более или менее достоверной хронологии Египта. Пожалуй, только пресловутые списки Манефона. Ну и цитата из Бругша у Фоменко конечно же тут как тут - мол, даже знаменитый египтолог (конца 19 века) признавал "неминуемую необходимость допустить в списке Манефо одновременные и параллельные царствоавния". Ну признавал. Но мы то в начале 21 века и даже в конце 20 почему должны ставить под сомнение разработанную на сегодня хронологию Египта на основании данных столетней давности? А что же мог использовать любознательный дилетант в истории, заподозривший, что с ней что-то неладно, математик Фоменко, желая прояснить себе и окружающим ситуацию с источниками для египетской хронологии. Да взять, к примеру, хотя бы, то, что сообщает о паре таких источников, доступных любому  интересующемуся, Ю.Я. Перепелкин в "Истории Древнего Египта", СПб, 2000. Вот как этот уважаемый отечественный египтолог оценивает состояние и развитие египетской хронологии, особенно самого раннего периода древнеегипетской цивилизации, в главе "Раннее царство": "В течение долгих веков о древнем Египте узнавали только из иноязычных источников. ... именно из них наука почерпнула в прошлом столетии свои сведения о начале фараоновского царства. Вновь открытые египетские источники мало чем помогали, потому что представляли собой лишь полуразрушенные перечни царствований (Туринский папирус), списки царских имен, да разрозненные упоминания имен ранних царей." Перепелкин отмечает, что поздние рассказы греко-римских писателей нельзя считать надежными. Перечни царствований, в том числе и изложенные для новых владельцев Египта Манефоном в 3 веке до н.э., более надежны и достоверны. Беда в том, что выдержки из него сохранились в небезупречном виде и зачастую звучат у различных античных и раннесредневековых историков по разному. На что, собственно, и обращает наше внимание Фоменко. Перепелкин также отмечает, что некоторые манефонские сообщения имеют просто сказочный облик, что не могло не вызвать у ряда египтологов недоверия к этому источнику. Пожалуй, только в одном можно было быть увереным сто лет назад - первым человеком, Царствовавшим в Египте, был Мина (Перепелкин называет его Менэ). В этом сходятся все иноязычные и египетские источники. Перепелкин сетует: "Что могла поделать наука с подобными недостаточными данными, в большинстве своем более чем сомнительными? Как было воссоздать с их помощью ход событий и состояние страны при древнейших царях,когда сами они оставались для науки лишь голыми именами? Так продолжалось до конца прошлого столетия." Стоп. Получается, что академик Фоменко, характеризуя тяжелое положение с египетской хронологией, останавливается как раз в тот самый момент, когда ситуация начинает кардинально меняться? Действительно, именно на рубеже веков египтология получила в свое  распоряжение достаточно много новых данных, позволивших восстановить ход событий, хронологи, самых ранних царств Египта. В конце 19 века французским археологам удалось откопать древнейшие захоронения рядом с городом Абада (Абидос). По именам захороненных удалось установить их соответствие манефоновским и египетским спискам. Это было кладбище I царского дома. В 1987 году Морган откопал южнее Абидоса гробницу самого Мины, затем Хары - последнего царя II царского дома. Питри на Абидосском кладбище откопал еще несколько гробниц царей раннего царства. Почти одновременно с этими важнейшими для хронологии древнейших царств был найден т.н. Палермский камень - обломок подлинной египетской летописи, причем очень древней - времен Древнего царства. Этот список содержал  обозначения отдельных дат по важнейшим событиям с дополнительными сведениями - с I по V царские дома. При этом там был перечень еще более древних царей. Естественно, Перепелкин далее перечисляет трудности, связанные с идентификацией многих имен, расстановкой их в хронологической последовательности, имеющиеся разночтения  и прочие проблемы. Но одно все-таки бесспорно - бессвязные обвинения, выдвигаемые Фоменко в адрес разработчиков древнеегипетской хронологии (видимо, так и оставшейся на уровне столетней давности, именно такое впечатление должно остаться у "Читателя") абсолютно безосновательны.

Тот же Перепелкин отмечает, что в памятниках, в том числе и датирующих, более поздних периодов древнеегипетской истории, недостатка не было и сто лет  тому назад. Можно по толстой Перепелкинской книжке и дальше полазить, но кое-что нашлось и на поверхности, так сказать. Вот книжка популярная - из серии "Исчезнувшие цивилизации" : Египет: земля фараонов. Рельеф Абидосского храма Сети I. На нем сам фараон, с сыном Рамзесом (будущий Рамзес II Великий) стоят и взирают на свою родословную, высеченную в виде списка царей (их имен в картушах) вплоть до самого Мины. Того самого, помните -о нем и Геродот и Манефон вспоминали. Всего 76 царей. Смотрим Солкина В.В. "Древнеегипетская цивилизация эпохи Рамессидов". Ну тех самых - 19 династии. Которую Сети I основал в 1291 году до н.э. Оказывается такие списки предков были в те времена очень популярны. Сын Сети I, Рамзес Великий, построив свой собственный храм,  высек идентичный список на его стенах, подражая отцу. Но не только фараоны вспоминали древнюю историю своего отечества. Частные лица также высекали подобные списки у себя в гробницах. Например жрец Чурои в своей гробнице в Саккара или безвестный самого полного, дошедшего до нас египетского списка, - знаменитого Туринского папируса.

Короче, много есть у египтологов источников для реконструкции хронологии Древнего Египта. Может и не достаточно для полной реконструкции, но для простановки большого количества "опорных точек" - достаточно. И источник эти не слишком противоречат друг другу и в основном подтверждают данные списка Манефона. Вот я и думаю - почему же уважаемый академик-математик так неуважительно со всем тем, что до него выработало человечество в части восстановления древнеегипетской истории-хронологии? Неужто по халатности? Или по скудоумию? А может быть по здравому разумению, чтобы, так сказать, сознательно ввести совего любопытного, но малосведущего в истории Читателя в заблуждение? [Марина]

40. Вся книга Вулли посвящена  достаточно типичной в истории ситуации, когда успехи археологии частично подтверждают древние легендарные сведения, ранее полностью отвергнутые на основе их легендарности. Современная хронология древнего Шумера строится на основе археологических данных. "Кроме того существовал список царей, составленный шумерскими писцами в конце II тысячелетия до нашей эры. Это был своего рода костяк истории, похожий на наши хронологические таблицы из школьных учебников: Вильям I - 1066, Вильям II - 1087. Но, к сожалению, толку от такого списка было немного. Наиболее древняя часть списка приведена в конце книги. Достаточно познакомиться с ним, чтобы понять, почему ученые относятся к нему с недоверием. Он начинается именами восьми царей, которые якобы правили "до потопа" и царствовали в общей сложности 241200 лет! Цари первой династии после потопа тоже правили в среднем по тысяче лет, далее - по двести лет, и хотя в следующей династии - первой династии Ура - мы уже не встречаем столь фантастичных преувеличений, но за ней снова идут династии с невероятно долговечными царями.
    Все владыки от времен потопа до начала царствования Саргона Аккадского правили якобы в общей сложности 31917 лет. Даже если предположить, что время правления многих династий частично совпадало, - а с рядом династий после Саргона так оно и было в действительности, - все равно хронология списка царей в целом явно бессмысленна. В результате ученые отвергали список царей и сходились на том, что история собственно говоря, начиналась с правления Урнамму, царя Ура, или несколько раньше.
    Поэтому особое значение приобрела находка в Уре памятников времен Саргона Аккадского, в частности портретной группы с его дочерью, которая была верховной жрицей бога Луны Нанна, и личных печатей трех придворных из ее свиты." [gorm]

41. Недобросовестное цитирование. "Очевидно, после разгрома народа Джемдет Насра, который я отношу ко времени первой династии Урук, наступило междуцарствие, когда многие города сохраняли независимость и ни один из них вплоть до вступления на трон Ура Мес-анни-пад-ды не мог подчинить своей власти всю страну. Если это было так, список царей совершенно правилен. Но, возможно, что многочисленные ранние династии в списке царей просто перепутаны. Некоторые из них по времени совпадали частично или полностью, и последовательность династий была установлена произвольно. Например, урская династия могла быть упомянута первой лишь благодаря своему значению или потому, что ее цари, как показывает продолжительность их правления, оставили больше памятников и документов." [gorm]

42. Датировка кинжала из гробницы неизвестного урского правителя или набора туалетных принадлежностей никак не связана с шумерским списком правителей. Соответственно, почему-то "априорная" "громадная древность" списков никак этим археологическим данным противоречить не может.
"Здесь среди массы бронзового оружия, которое для нас в то время вообще не ассоциировалась ни с каким погребением, мы нашли знаменитый золотой кинжал Ура. У него золотое лезвие, рукоятка из лазурита с золотыми заклепками и великолепные золотые ножны с тонким рисунком, воспроизводящим травяную плетенку, которая иногда употреблялась простыми людьми как ножны для кинжалов. Здесь же мы нашли еще один не менее ценный предмет - золотой конусообразный стакан, украшенный спиральным орнаментом. В нем оказался набор миниатюрных туалетных принадлежностей, изготовленных также из золота (пинцет, ланцет и др.).
    До сих пор в Месопотамии не находили ничего даже отдаленно похожего на эти предмет, поэтому они были так необычны, что один из лучших экспертов заявил, что эти вещи арабской работы XIII в.н.э. И порицать его за такую ошибку нельзя. Ведь никто не подозревал, что столь высокое искусство могло существовать в III тысячелетии до нашей эры! В начале следующего сезона мы обнаружили ряд новых доказательств происхождения этого кинжала, однако окончательно определить время его изготовления удалось лишь в результате дальнейших более полных исследований." Естественно, эксперт, над которым подшутил Вулли, не стал бы настаивать на своей датировке, если бы  золотой кинжал ему предъявили вместе с образцами бронзового оружия из раскопа. [gorm]

43. В списке не хватает Новгорода (что без перевода тоже означает новый город), который, видимо, читатели в современных текстах постоянно путают с итальянским Неаполем, Новгород-Северским, Нижним Новгородом и польским Новогардом. [gorm]

44. ?! Отослать читателя за сведениями о Трое к книге 1903-го года ([8]) может только человек никогда серьезно не интересовавшийся историей и археологией!
Словарь античности, СП "Внешсигма", Москва, 1992: "Троя (греч. Troia или Ilion, у Гомера Ilisos), город на С.-З. М. Азии. Т. была исследована во время раскопок 1871-1894, к-рые велись под руководством нем. ученых Шлимана и Дерпфельда, и 1932-1938 под руководством амер. ученого Бледжена. Дерпфельд определил девять культурных слоев. Т. была основана в 3-м тыс. до н.э. и в 2400-2200 до н.э. являлась резиденцией правителей (слой II Шлиман отнес к Т. Гомера). После разрушения Т. оставалась неукрепленным городом (слои III-IV), после чего в 1900-1300 до н.э. (слой VI) пережила новый период своего расцвета. Восстановл. после землетрясения, а в 1200 до н.э. захвач. врагом, Т. (слой VIIa) воспевается в стихах поэтов, напр. в "Илиаде" посвященной троянской войне. Согласно легенде, Т. была сожжена Парисом после похищения Елены. На десятом году осады город был хитростью захвачен и разрушен, при этом Энею удалось взять троянские святыни и бежать в Италию. Вплоть до рим. периода (слой IX) Т. много раз перестраивалась, особенно в годы правления Александра Македонского. Сохранились развалины храма Афины, построенного в ранний период эпохи эллинизма, и среди них метопа с изображением Гелиоса. (Пергамон-музей)."
Сославшись на Тита Ливия, академик почему-то постеснялся привести саму цитату в которой как раз и объясняется происхождение Троянской области в Италии, после этого надобность в других ссылках просто отпала бы:
"Прежде всего достаточно хорошо известно, что по взятии Трои ахейцы жестоко расправились с троянцами: лишь с двоими, Энеем и Антеонором, не поступили они по законам войны - и в силу старинного гостеприимства, и потому что те всегда советовали предпочесть мир и выдать Елену. Обстоятельства сложились так, что Антенор с немалым числом энетов, изгнанных мятежом из Пафлагонии и искавших нового места, да и вождя взамен погибшего под Троей царя Пилемена, прибыл в отдаленнейший залив Адриатического моря (3) и по изгнании евганеев, которые жили меж морем и Альпами, энеты с троянцами владели этой землей. Место, где они высадились впервые, зовется Троей, потому и округа получила имя Троянской, а весь народ называется венеты." [gorm]

45. Недобросовестное цитирование. Смущатся приходилось не современным комментаторам, а древнерусским редакторам. "Уже при появлении на русской почве сербская Александрия смущала, очевидно, создателей ее русской редакции. Памятник этот появился на Руси в то бурное время, когда "в домех, на путех и на торжищех" шли острые идейные споры, когда против церковников, смущенных близким концом мира, выступали новгородские и московские еретики. "Прейдут три лета, кончается седмая тысяща", -- говорил за три года до 1492 г. новгородский еретик Алексей, -- "и мы, деи, тогды будемь надобны".
    При включении сербской Александрии в русскую письменность необходимо было соблюдать осторожность. Некоторые из отличий русской редакции от ее южнославянского оригинала явно вызывались идеологическими причинами. Чересчур обильными, например, показались русским редакторам ссылки на Гомера и гомеровских героев -- ссылки эти были сильно сокращены, а самая книга Гомера несколько неожиданно превратилась (при описании прихода Александра в Трою) в книгу "о разорении Иерусалиму исперва до конца". Подобные изменения могли отчасти объясняться тем, что имена Гомера и его героев просто были недостаточно знакомы русским читателям -- "Троянские притчи" только что появились в России, а из более сухих хроникальных пересказов читатель мало что мог узнать о Троянской войне. Но дело не ограничивалось одним сокращением "еллинского" материала: одновременно в русских списках увеличивалось количество ссылок на Саваофа и вообще всевозможных выражений единобожия главного героя." [gorm]

46. Недобросовестное цитирование. Откроем книгу Анны Комниной и прочитаем, что же там написано на самом деле. Анна Комнина, Алексиада, "Алетейа", С.-П., 1996, c.184:
"6. Между тем Роберт [Гвискар] (пусть мой рассказ вновь возвратится туда, откуда он отклонился, и развивается последовательно) не успокоился даже после этого поражения. Стремясь захватить город в Кефалинии, он послал туда своего сына с кораблем, затем поставил на якорь у Вондицы корабли, на борту которых находилось его войско, а сам на однопалубной галее отправился в Кефалинию. Роберт не успел еще встретиться с остальным войском и с сыном, как у него, когда он находился у Афера (это мыс Кефалинии), начался тяжелый приступ лихорадки. Изнемогая от лихорадочного жара, он попросил холодной воды. Его спутники в поисках воды разошлись в разные стороны, и один местный житель сказал им: "Вы видите этот остров Итаку. На нем некогда был построен большой город Иерусалим, теперь уже разрушенный временем. В том городе есть источник с холодной питьевой водой". Когда Роберт услышал об этом, его охватил панический страх, ибо названия Афер и Иерусалим знаменовали его близкую смерть. Дело и том, что еще раньше кто-то пророчествовал ему (льстецы обычно в таком духе дают прорицания великим людям), сказав следующее: "Ты покоришь все страны вплоть до самого Афера, а оттуда отправишься в Иерусалим, для того чтобы отдать долг судьбе". Я не могу точно сказать, постигла ли Роберта лихорадка или легочная болезнь. Умер же он через шесть дней. Когда прибыла жена Роберта Гаита, она застала мужа в агонии, а его сына Ч уже оплакивающим отца."
    То есть мы видим традиционный сюжет с двусмысленным предсказанием. Афер - местечко в Палестине и мыс на северном побережье Кефалинии. Иерусалим в Палестине и город в словах  местного жителя. Анна ничего сама не говорит об острове Итака и о том, что она имеет какое-то отношение к Гомеру. Естественно, Анна Комнина прекрасно знает, где находится настоящий, современный ей Иерусалим, поскольку рассказывает историю I-го крестового похода. Например: "После длительного преследования кельты повернули назад и заняли турецкий лагерь, где нашли все снаряжение варваров. Они хотели тут же забрать с собой всю собранную турками добычу, но она была столь велика, что лишь в течение тридцати дней ее с трудом удалось перенести в Антиохию. Здесь кельты ненадолго задержались, чтобы передохнуть от тягот войны; в то же время они, беспокоясь об Антиохии, искали человека для охраны города. Им оказался не кто иной, как Боэмунд, домогавшийся этого еще тогда, когда город не был взят. Предоставив ему всю власть в городе, они сами отправились в Иерусалим. По дороге они захватили много приморских городков; те же, которые были лучше укреплены и требовали более длительной осады, они, спеша к Иерусалиму, пока не трогали. Окружив его стены и приступив к осаде, они после месяца непрерывных штурмов взяли город и убили много жителей -- сарацин и евреев. Когда же все покорились и уже никто не оказывал сопротивления, они вручили всю власть Готфриду и назвали его королем." [Там же c.307]. Налицо идеальный образец "недобросовестного цитирования" или, проще говоря, - вранья.

47. Ну тут непонятно причём "средние века" т.к. у Евсефия Памфила: "Из них один был в Элладе, - Иониец, другой в великой [именно с маленькой буквы] Греции." После чего поставлена сноска и вот что в этой сноске: "Великой Грецией называлась нижняя Италия, населённая греческими колониями." И где тут средние века? Наверное между строк.... [Eric]

    Первое: хотелось бы знать, локализация каких греческих событий допускает как минимум две локализации в связи с тем, что "Магна Греция" - это Италия? Может быть где-нибудь в других работах уважаемый академик А.Т.Фоменко приводит все-таки хоть какие-нибудь примеры параллелизма "Магна Греция - Греция"?
    Вывод: утверждение о двузначности локализации некоторых (непоименованных, к тому же) греческих событий ничем не аргументировано.
    Примечание : готов вернуться к теме двузначности толкования "некоторых греческих событий", которые с равной вероятностью могли бы происходить как в "Греции", так и в "Магна Греции" сразу, как только будут предъявлены списки таких "некоторых греческих событий".

    Второе: Юг Италии назывался Великой Грецией не в средние века, а принципиально раньше - в античности. С ~ 8 в. до н.э. до ~ 5 в. до н.э. греческие колонисты называли эту местность Мегалле Хеллас, а после упадка греческих колоний и утверждения Рима в этой области группа бывших греческих колоний на юге Италии стали называться на итальянский манер, по-латински, - Magna Graecia.
    Намек: Греки Грецию Грецией не называют. И не называли - она у них : Эллада. Хеллас. Поэтому как только кто-то где-то в античности говорит о месте "Великая Греция" (в смысле, Magna Graecia или Megale Hellas)- то однозначно речь идет о "итальянской" локализации. Смею
утверждать.
    Третье: посмотрим, как решают проблему локальных территориальных наименований сами греки. Ведь это именно они и наворотили все эти итальянские Греции и греческие Италии. Итак: для примера возьмем Геродота, Фукидида, Павсания. Их труды тем хороши, что великолепно к настоящему времени проиндексированы.
    Дано: известно, что на территории, по Фоменко называемой "Великая Греция", располагались следующие греческие колонии: Кимы, Кротон, Неаполь, Регий, Посидония и, особенно, Тарент и Сибарис. Требуется найти хоть одно (ОДНО) упоминание слова "греческий" при описании любых "некоторых греческих событий" в перечисленных мною выше городах у Геродота, Фукидида, Павсания. У меня не получилось. Оно и понятно - греки были достаточно конкретные описатели и не оперировали понятием "греческий" при описании конкретного района. Типично для них использование названий колоний. Видимо, греки прежде всего осознавали себя жителями конкретного города (сибаритами, например), а лишь потом - абстрактными греками (эллинами, например).
    Намек: ни у Павсания, ни у Фукидида ни даже у Геродота НЕТ упоминания также и понятия "Великая Греция". Зато более чем достаточно Кимов-Тарентов-Сибарисов. Вот и нет двузначности по части локализации "некоторых греческих событий".

Справедливости ради следует отметить, что у Плиния название  Греция  встречается, но никакая не Магна. Кроме того удалось его обнаружить у  Полибия [II, 39, 1]:  "Во времена, когда в тех областях Италии, которые тогда назывались Великой Грецией ..."  [Глеб Баравев].
Конечно, Фоменко мог ошибиться и не понять, читая Полибия, что Великия Греция - это название (в те времена) некоторых областей Италии. И локализовать события, происходившие в Италии, в Греции. Вопрос - можно ли на этом основании сетовать по поводу их неверной локализации вообще? [Традиционалист Вадимир].

48. На "Александрию" в этой "лекции" Фоменко ссылается неоднократно. Вкратце - это вполне живо написанный рыцарский средневековый роман (в "экспрессивно-эмоциональном стиле" как сказано в комментарии Я.С.Лурье). И хотя некоторые сюжеты в этом романе заимствованы из жизнеописаний Александра, включенных в хронографы (сохранились во множестве копий и гораздо ближе к исторической канве), но роман он и есть роман - не ради исторической правды его пишут. Открываем указанную в ссылке страницу и читаем комментарий (еще раз отметим, что Фоменко предпочитает читать не сами источники, а лишь комментарии к ним):
"201Умре же Александр в земли нарицаемо Гесем, в стране Халдейстей близ Египта, в Междоречьи северстем на реце Ниле, на месте, иде же Иосиф прекрасный седмь житниць фараону - в южнославянских текстах: "в стране Герсем ... в земле сисции" (Нов. стр. 149); в греческом: opou onomazetai, Gep Sem eiV ton topon twn Caldaiwn ... eiV to potami thV SupiaV (W, стр. 63; Истрин, стр. 162). Страной Гесем (Goshen) Библия называет северо-восточную часть Нижнего Египта от Пелусийского устья до Красного моря (Книга Бытия, гл. 45, 10, гл. 46, 28 и сл.). Здесь, согласно библейской легенде, жил патриарх Иаков со своим родом, а неподалеку находилась резиденция фараона, где Иосиф, сын Иакова, в течении семи лет изобилия построил семь огромных житниц, откуда потом в голодные годы снабжал жителей Египта. В средние века сложилось представление, что великие пирамиды в Гизе - это и есть житницы Иосифа (см. свидетельства писателя V-VI века Юлия Гонория и других авторов, приведенные у Веселовского на стр. 434-435). "В междоречье северстнем", - как это видно из сербского и греческого текстов, означает "В Междуречье Сирийском", т.е. в Месопотамии. Упоминание здесь же страны Халдейской, т.е. Вавилонии, показывает, что автор сербской Александрии не представлял себе реального местоположения ни Египта, ни Месопотамии. Поэтому нельзя согласиться с А.Н.Веселовским, считающим на основании этой фразы и некоторых встретившихся выше мест (см. 185, 186), что сербская Александрия называет местом смерти Александра Египет."

49. Недобросовестное цитирование. Каир действительно иногда в средние века называли Вавилоном, поскольку он был основан Фатимидами в 969-ом году к северу от военного лагеря Фустада, который в свою очередь, был разбит Амр ибн эль-Асом  в VII-ом веке на месте старого римского лагеря Вавилон. Однако здесь Фоменко идет на мелкое жульничество. Полная цитата выглядит следующим образом: "Вавилон - греческое название поселения, расположенного напротив пирамид на восточном берегу Нила. В эпоху средних веков так иногда называли Каир, предместьем которого стало это поселение". Это замечание приведено в комментарии к фразе из путевых заметок барона из Шампани д'Англюра, который совершил паломничество к святым местам в 1395 г. и описал пирамиды: "В следующую среду, 24 ноября, мы вчетвером выехали из Каира с переводчиком по имени Кошека, на четырех крупных подстриженных и красивых ослах, чтобы осмотреть житницы фараона, которые находятся в четырех лье от Вавилона, по другую сторону Нила." Таким образом, академик за троеточием спрятал тот факт, что вместо "Вавилонской башни" описаны "Напротивовавилонские башни", а еще точнее житницы Иосифа в средневековом представлении из другого места Бытия.

50. Тут речь идёт e Евсевия об Евангелии от Марка. "О Марке упоминает Петр в первом послании, писанном из Рима (ибо Рим в переносном смысле называет он [а не Евсевий!] Вавилоном), а именно так: "целуютъ вы яже в Вавилоне соизбранная, и, Марко, сын мой" (1 Петр. 5,13)." Опять же вопрос про средние века. Где они тут? [Eric]

51. "Под "Вавилоном" византийские историки чаще всего имеют в виду Багдад. Древний Вавилон к этому времени уже давно лежал в развалинах." Впрочем, Багдадом они его также называют, например, цитированная выше самим А.Т.Фоменко Анна Комнина [Алексиада, "Алетейа", С.-П., 1996, c.190]: "Между тем брат великого султана Тутуш, владыка Иерусалима, всей Месопотамии, Алеппо и территории простирающейся до Багдада, сам претендовавший на Антиохию, увидел, что эмир Сулейман поднял мятеж и захватил уже власть над Антиохией." А также знают библейский Вавилон [Там же, с.425] "Так некогда в Вавилоне отступил и отошел огонь от угодных богу юношей и окружил их со всех сторон наподобие золоченых покоев." (см. Даниил, III, 19). [gorm]

52. Недобросовестное цитирование. Мелко нарезанные, выдернутые из контекста цитаты существенно искажают мысль автора.
    "Мир не воспринимался в средние века в изменении. Он стабилен и неподвижен в своих основах. Перемены касаются лишь поверхности богом установленной системы. Принесенная христианством идея исторического времени не могла преодолеть этой коренной установки. В результате даже историческое сознание, в той мере, в какой о нем возможно говорить применительно к средневековью, оставалось, по существу, антиисторичным. Неотъемлемая черта средневековой историографии -- анахронизм. Прошлое рисуется в тех же категориях, что и современность. Герои древности мыслят подобно современникам хрониста. Сознание местного и исторического колорита полностью отсутствует и у поэтов и у мастеров изобразительного искусства. Библейские и античные персонажи фигурируют в средневековых костюмах и в обстановке, привычной для европейца, и художника, скульптора, автора рыцарского романа, историка нисколько не волнует то что в иные эпохи или в других странах нравы, мораль, природа, одежда, здания, быт были не такими, каковы они у него на родине и в его время. Анонимный средневековый моралист в поэме о "Морали истории" приписывает древним римлянам, "куртуазию" -- специфическое рыцарское достоинство.
    Понимание    различия    между    эпохами    упирается лишь в одно, решающее, по сравнению с которым все остальные не существенны: история до пришествия Христова и после него. Но эпохи Ветхого и Нового заветов не находятся в простой временной последовательности. История до воплощения Христа и после него -- симметрична. Каждому событию и лицу Нового завета соответствует как префигурация аналогичное явление в Ветхом завете, они находятся между собой во внутренней сакраментальной, исполненной глубочайшего смысла символической связи. Вполне естественное и оправданное в сознании средневекового человека соседство на порталах соборов ветхозаветных царей и патриархов с античными мудрецами и евангельскими персонажами лучше всего раскрывает анахроническое отношение к истории. Эти изображения располагаются по определенной схеме, символически соответствуют друг другу, образуя стройные, гармонические ряды. Их обозрение порождало чувство плотности, связности и единства истории, а, вместе с тем и ее неподвижности, пребывания ее всей -- и ветхой и новой -- в современности, точнее, во "вневременной одновременности", если можно так выразиться. Микрокосм храма содержит в себе весь универсум и все времена. Собор -- зримое и законченное выражение средневекового "хронотопа", ценностно окрашенного единства времени и пространства, и так его понимали средневековые мыслители, например Гуго Сен-Викторский.
    На принципе согласования Ветхого и Нового заветов основывались и построения тех историков, которые стремились раскрыть символический смысл земной истории. Ветхозаветной истории иерусалимского храма соответствовала как антитип история церкви -- мистического "тела Христова". Разрушению храма соответствовали преследования христианских мучеников. Параллели подобного рода проводились и по отношению к современной истории: борьба между императором Генрихом IV и папой Григорием VII сопоставлялась с борьбой Иуды Маккавея с царем Антиохом. При посредстве таких толкований  историки-символисты организовывали исторический материал, облекая его в статичную схему.
    Анахронично представление о самой природе человека. Все люди, во всех поколениях несут ответственность за первозданный грех, совершенный Адамом и Евой, подобно тому как все евреи виновны в распятии Христа, ибо эти события - грехопадение и страсти господни - не принадлежат только прошлому, но вечно длятся и пребывают в нынешнем моменте. Крестоносцы в конце XI века были убеждены, что карают не потомков палачей Спасителя, но самих этих палачей. Протекшие века ничего не означали для них."
    Для того чтобы привести конкретные примеры анахронизмов, А.Т.Фоменко вовсе не обязательно было обращаться к достаточно общим рассуждениям А.Я.Гуревича о средневековой ментальности. Достаточно было прогуляться до Красной площади и посмотреть на Минина и Пожарского в античных тогах или посетить какую-нибудь осовремененную постановку античной пьесы. Очевидно, что в поисках подтверждения "новой хронологии" ее авторам следовало бы поискать примеры обратных явлений - дам в кринолинах на стенах древнегреческих храмов, крестоносцев на римских фресках и житий святых на вавилонских глиняных табличках. [gorm]

53. Обман читателя.
"С водворением Христианства в римской империи гладиаторские бои сделались чрезвычайно редкими. Константин В. [Великий] первый запретил их, а при Гонории они уже окончательно выведены из употребления.  Впрочем страсть к кровавым зрелищам цирка исчезла в Европе гораздо позднее, нежели обыкновенно думают. Например, положительно известно, что Иоанна Неополитанская и ее первый муж Андрей Венгерский присутствовали (около 1344 г.) в Неаполе при народных увеселениях, где лилась человеческая кровь, среди радостных криков и рукоплесканий двора, войска и черни." Уж не думал я что г-н Фоменко ТАК цитирует... В оригинале только и есть что "страсть к кровавым зрелищам цирка" и "где лилась человеческая кровь". Ни слова о гладиаторах. Но вот самый большой перл г-на Фоменко: "Эти бои, как и в античности, кончались смертью бойца" -- полный улёт... А кровь между прочим и сейчас вполне льётся. Тот же бокс, родео, или, если хотите формула-1, таки там тоже народ гибнет. И сейчас тоже много народу в доспехах сражается, правда оружие тупое. Смертельных случаев, насколько мне извесно не было, а переломы, рассечения вполне случаюся. [Eric]









54. Представления А.Т.Фоменко об эволюции латыни являются заблуждением.
    "ЛАТИНСКИЙ ЯЗЫК -- один из италийских языков, язык древнего племени латинов, населявших область Лаций в средней части Италии с центром (с 8 в, до н. э,) Рим. Постепенное распространение Л. я. за пределы Рима и вытеснение других языков древней Италии начинается с 4-3 вв. до н. э. Латинизация Апеннинского п-ова (за исключением юга Италии, и Сицилии, где сохранялся греч. яз.) в основном закончилась к 1 в. до н. э. Дальнейшие завоевания рабовладельч. Рима привели к распространению Л. я. в Сев. Африке, Испании, Галлии, прирейнской Германии, в Реции, Паннонин и Дакии.
    В истории Л. я. антич. времени различают неск. периодов. Архаич. период, от к-poгo сохранилось неск. надписей 6-4 вв. до н э., одна из древнейших --посвятит. надпись из Сатрика (кон. 6 в. до н. э.), фрагменты древнейших законов, отрывки из сакрального гимна салиев, гимн арвальских братьев. Доклассич. период (3-2 вв. до н. э.) -- время становления лит. Л. я., в основу к-рого лег диалект Рима. От этого периода сохранились комедии Плавта и Терентия, сельскохозяйств. трактат Катона Старшего, фрагменты разл. произведений др. авторов. Классическая, или "золотая", латынь (1 в. до н. э.) представляет собой язык с богатой лексикой, способной передавать сложные абстрактные понятия, с развитой научно-филос., полит. и технич. терминологией, с многообразием синтаксич. средств. Многочисл. морфологич. дублеты ранней латыни устранены или получили стилистич. дифференциацию. Высокого развития достигла лит-pa (Цицерон, Цезарь, Саллюстий, Вергилий. Гораций, Овидий). Послеклассическая, или "серебряная" латынь (1 в.). Окончательно сложились фонетич. и морфологич. нормы лит, языка, были установлены правила орфографии (к-рыми руководствуются к при совр. издании лат. текстов). Поздняя латынь (2-6 вв.). Возникает разрыв между письменным и нар.-разг. языком (народной латынью). После падения Рим. империи в 5 в. ускорилась региональная дифференциация нар.-разг. яз., что привело к образованию романских языков, окончательно обособившихся к 9 в. Единство письм. латыни сохранилось, она продолжала лексически развиваться, стабилизировались осн. словарный фонд и грамматич, строй классич. латыни. На всей терр. распространения литературный Л. я. был языком администрации, торговли, школы и т. д., в ср. века функционировал в качестве общего письм. языка всей Зап. Европы, до 18-19 вв. использовался как язык дипломатии, науки и философии, в 20 в. остается языком католич. церкви, офиц. языком (наряду с итальянским) Ватикана. Л. я сыграл выдающуюся роль в развитии европ. цивилизации, благодаря ему культура Рима и воспринятая им греч. культура сделались достоянием человечества. Европ. языки испытали на себе влияние Л. я. как источника лексич. обогащения и пополнения полит., науч. и технич. терминологии. Латинский алфавит обслуживает мн. языки мира (см. Латинское письмо).
    Л. я. сохраняет мн. архаичные индоевроп. черты, сближающие его с хеттским яз., индоиранскими, кельтскими языками. Характерные особенности фонетич. системы; фонологически значимое квантитативное различие гласных (напр., mavlum 'зло' и ma-lum 'яблоко'), отразившееся в законах ударения и в квантитативном характере стихосложения (разг. латынь, по мнению нек-рых ученых, имела уже в классич. период квалитативную систему гласных, перешедшую в дальнейшем в ром. языки); сохранение ряда лабио-велярных согласных (в отличие, напр., oт оскского и умбрского языков, где они подверглись лабиализации). Для морфология характерно использование флексии как осн. средства формообразования. Имеется 5 типов именной флексии; в склонении различаются 6 падежей, но во мн. ч. отмечается омонимия форм датива и аблатива. Временные формы глагола симметрично строятся вокруг двух основ ? инфекта и перфекта. Различаются 3 наклонения (индикатив, конъюнктив и императив) и 2 залога (активный и медиально-пассивный). Преимуществ. порядок слов SOV, при к-ром глагол занимает последнее место в предложении, архаичен.
    Лексика Л. я. сохраняет следы влияния языков древних соседних племен, родственных, напр. сабинского (bos 'бык', lupus 'волк'), и неродственных, напр. этрусского (histriu 'актер', persona 'маска'). Самое сильное н продолжит, влияние на Л. я. оказывал греч. яз. (особенно к 3-1 вв. до н. э.). Помимо прямых заимствований из греческого в лат. лексике имеется много калек, напр., в филос. и лингвистич. терминологии: essentia <-- ousia 'сущность'; qualitas <-- poiothV 'качество'; accentus <-- proswdia 'ударение'. Лексика Л. я. (наряду с греческой) продолжает служить источником создания интернанионализмов, особенно в области науч. терминологии. Б.Б.Ходорковская"[Большой энциклопедический словарь. Языкознание. "Большая Российская энциклопедия", М., 2000, с.253.] [gorm]

55. Недобросовестное цитирование. Речь идет об использовании Текст на стр. 84, а не 83.
"Начиная с конца XII и начала XIII века французская поэзия пропагандирует в массе публики вечно славные имена Илиона, Гектора и Александра. Труверы, в то время старавшиеся подорвать кредит жонглеров и доказывавшие, что "эти незаконнорожденные труверы унижают сюжеты" ("Ces troyeors batards font contes abaisser") находили двойную выгоду в обращении к воспоминаниям забытой древности: они могли тут показать высоту своего образования и в то же время предлагали новые темы любопытству слушателей. Они говорили с некоторой гордостью: эта история -- не избитая; никто еще не слагал и не писал ее. ... Труверы ясно определяют свою популяризаторскую задачу. Один из них Гуго Ротеландский (во второй половине XII века) говорит:"Весьма удивляют меня эти мудрые клерики, которые, зная языки, не перевели этой всеми забытой истории. Я не говорю, что дурно сделал тот, кто написал ее по-латыни, но ведь светских людей более, чем ученых, а ее латыни они не поймут. Поэтому я и задумал пересказать ее по-романски." [Eric, gorm]

56. Недобросовестное цитирование. Труверы для своего времени были не только хорошо образованы, но и занимались популяризаторством античной культуры. (см. предыдущее примечание). Гомера они знали (см. продолжение цитаты в следующем примечании),  в отличие, к сожалению, от греческого языка.
"Труверы этого цикла прежде всего занялись троянской войной; для них это был почти национальный сюжет. В VII веке Фредегарий Схоластик называет первым герцогом франков Франциона, сына Приамова: по него словам, после падения Трои одна часть побежденных колонизировала Македонию, а другая основала в Германии государство франкское: одна грамота Дагоберта принимает и закрепляет это предание, после чего оно переходит во все хроники.
[Eric, gorm]

57. Недобросовестное цитирование. Фоменко создает свой "дубликат" и переносит аргонавтов во время крестовых походов, выбросив связующую часть фразы:
"С троянской же войной сливали в одно целое поход Аргонавтов, который должен был внушать особый интерес в то время, когда крестоносцы-завоеватели устремлялись в отдаленные страны Азии. Воспевали также осаду Фив, после того, как Стаций, автор Тебаиды, стал считаться христианином. Осаду Трои пересказывали однакож не по Гомеру: его одни считали грубым обманщиком, другие называли его великим Гомером, говорили о временах Гомера наравне с временами Моисея или Соломона, но и порицатели и поклонники одинаково не читали его: все, что знали из подлинной Илиады было небольшое сокращение в латинских стихах, приписанное почему-то Пиндару: "Epitome ac summa universae Iliados, Pindaro auctore" (всего около 1100 стихов)." [Eric, gorm]

58. Романтическую поэму Ламберта Короткого  А.Т.Фоменко почему-то считает гораздо более важным для истории "средневековым текстом" нежели использованные этим автором-трувером средневековые переработанные биографии Александра Македонского, не говоря уж об античных писателях:
"Легенда о нем слагается еще при его жизни и сейчас же после смерти, растет и развивается бок-о-бок с историей -- уже Квинт Курций признаетея, что он пошел дальше исторической вероятности; в произведениях поэтов и моралистов древности она сливается с историей и забивает ее. Немного позднее ее обрабатывают византийские летописцы и персидские поэты. Безымянный романист VII  или VIII века, так называемый Псевдокаллисфен придал ей законченную форму; это произведение Византии быстро распространилось по всему западу, благодаря латинскому переводу, который вышел в свет под именем Юлия Валерия. С другой стороны, в школы и библиотеки Европы проникает персидская биография Александра, переведенная на греческий в XI веке Симеоном Сетом, протонотарием императора Михаила Дуки."
В "новой хронологии" отыщется место и деревьям-оракулам  и сиренам и драконам:
    "Фантастический элемент особенно силен в конце: преследуя Пора, Александр в пустынях Бактрианы встречает чудовищ, сирен, деревья, обладающие даром прорицания и т. д. Умирая в Вавилоне от яда, Александр разделяет весь мир между своими полководцами, и говорит комплименты Франции, непобедимой царицы мира. Поэт заканчивает такой характеристикой Александра: "Король, желающий как следует управлять своим королевством, герцоги и графы, имеющие в своем владении земли, все должны слушать жизнь Александра: если б он был христианином, не было бы такого витязя! Не бывало царя более отважного и на речах столь искусного; после того как он умер, не бывало ему равного!"" [Eric, gorm]

59. Дилетантизм автора, не знающего иностранных языков, очевиден: по-французски Париж - Пари, но-немецки - Парис и т.д.. В каком европейском языке Фоменко нашел это русское Парижжжжжжж - неизвестно. Перед нами забавные рассуждения человека, забывающего о том, что средневековые монахи в Монте-Кассино писали не по-русски. [Лютовой]

60.

61. Никакого "античного стиля" как филологического понятия не существует. Филолог легко отличит афинское койне V в. до н.э. от псевдоклассических подражаний оному в Византии X в. или в Италии XV века. Никакой проблемы тут нет. [Лютовой]