Предложение, как исправить погрешности, находящиеся в иностранных писателях, писавших о Российском государстве

Г. Ф. Миллер

Всякой, читая со вниманием печатынныя в чужестранных землях о Российской империи книги и сам имея некоторое знание в Российской истории и географии, не может спорить, что оныя книги наполнены премногими погрешностями, что очень много в них недостает того, что потребно к обстоятельному знанию о России и что повторяются в них разныя известия, писанныя лет тому назад за сто и за двести, к безславию Российскаго народа, равномерно как бы оныя времена еще не миновались, в коих предки наши более к войне, нежели к наукам склонны будучи, имевши с иностранными народами весьма малое сообщение, конечно от нас, их потомков, нравами и обхождением (в чем признаться нам не стыдно) несколько были отличны. Но за что нас попрекать всегда теми же пороками, когда оные при возсиявшем наук свете, обстоятельным познанием должностей, коими мы Богу, ближнему и самим себе обязаны, коротко сказать, изучением нравоучительной науки и разумным подражанием всему тому, что у других благонравных народов похвалы достойное примечается, хотя не у всех, однако у лучшей части Российскаго народа благополучно прекратились.

Причину сему увидеть не трудно. Никто еще из нас на свет не издавал истории о Российском народе и о состоянии сего государства на каком-нибудь языке иностранном. Все, что иностранные о России знают, то передано им от иностранных же. А большая часть из них не знали сами довольно о том, что писали. Никто не мог иметь довольных способов к получению нужных к своему намерению известий. Почти все следовали старым предуверениям, а некоторые, по-видимому, и хотели России отметить за то, что, будучи в ея пределах, не сыскали себе щастия по их желанию. Однако такия сочинения приняты за самыя справедливыя, паче тогда, когда сочинители в России несколько лет обретались, другие в чинах состояли или находились в таких обстоятельствах, что пощастливилось им получить более известий, нежели другим, или и ездили внутрь государства, чем достали себе похвалу, что будто известия, ими записанныя, обстоятельнее и достовернее всех прочих. Таким образом, один у другаго выписывает погрешности, потому наипаче, что оным с Российской стороны публичнаго в книгах прекословия и исправления не бывало.

Правда, что великодушное презирание неосновательных попреканий больше похвалы, нежели порицания достойно. Неправда оказывается по большой части сама собою, и немногие писатели умеют искусно закрывать свои пристрастия, чтоб благоразумные читатели не могли разсудить по оным о их нравах. Однакож, кажется, что также потребно, как для чести Российскаго народа, так и для удовольствования иностранных, Российскую историю и географию от погрешностей, которыми изкажена она у иностранных писателей, очистить, и находящиеся у них недостатки исправить. Самое наше Российское юношество чувствует от того немалой вред. Нет у них печатных на Российском языке книг, из которых бы могли получить основательное знание своего отечества и достаточное об истории онаго уведомление. Вместо сего тщатся они удовольствовать свое любопытство описаниями иностранных авторов, из коих собирают токмо несправедливыя и всегда несовершенныя известия, которыя исправлены быть инако не могут, как долговременным искусством, многотрудным чтением рукописных историй и восприятым во внутренния Российская страны путешествием.

Но когда есть нужда всей Европе в исправных и достаточных описаниях о истории и географии Российской, когда честь Российския империи того требует, чтоб находящияся в иностранных книгах неправедныя и предосудительныя известия поправлены были, когда необходимо нужно Российскому юношеству иметь исправныя книги к изучению по оным истории и географии их отечества, то надлежит приступить к самому делу, и потщиться с прилежанием наградить находящейся в сем поныне недостаток.

Весьма бы полезно было, когда бы кто, имеющий к сему довольно способности сочинял достоверную о Российском государстве историю и географию, наперед хотя сокращенную, а потом и пространную, и оныя бы издавал в печать. Также и немало бы к тому способствовало, ежели бы, по учиненному в апреле месяце 1755 году в сих «Ежемесячных сочинениях» предложению, угодно было напечатать летопись перьваго Российскаго летописца преподобнаго Нестора с продолжением, також и преизрядныя сочинения покойнаго господина тайного советника Василия Никитича Татищева, содержащия историю и географию Российской империи. Ибо по ним можно б было самим иностранным писателям поправить учиненныя ими погрешности. Но к сему делу требуется много времени, и едва остается надежда, чтоб обстоятельная история и достаточное описание России могли когда на свет быть изданы, разве во всякой губернии будет человек, искусством и прилежанием подобной господину советнику Рычкову в Оренбургской губернии, которой в прошедшем году прислал в Академию наук описание помянутой губернии с преизрядными лендкартами, или учинены будут во все прочий губернии и провинции такия же отправления, какия были в Сибирь во время Второй Камчатской экспедиции, чего ради намерен я предложить еще иной способ, которой, уповательно, за благо примется от желающих иметь в сочинении Российской  истории участие, тем наипаче, что могут они начинать трудиться в том и перестать по своему изволению, и сочинения свои отдавать печатать по частям для общей пользы.

Надлежит читать знатнейших иностранных писателей, писавших о России, замечать учиненныя ими погрешности, неисправности поправлять, пополнять то, в чем явятся недостатки, и присылать свои примечания в императорскую Академию наук, которая не преминет оныя напечатать в сих книжках под именами сочинителевыми или не объявляя имен, как кто пожелает.

Сему намерению могут многие способствовать в одно время своими трудами, и не будет помещательством, хотя б сообщались и многия на одну книгу примечания. Ибо чего не приметит один, оное другим усмотрено будет. И когда поправится одна погрешность многими, то сим сильняе доказана будет подлинность такой неправды, а по напечатании таких примечаний на Российском языке, старание приложено быть имеет о издании оных и на иностранных языках для известия чужестранным ученым людям.

За излишно кажется при том упоминать, что читать надобно токмо знатнейших чужестранных писателей, которые или сами в России бывали, и для того от прочих приводятся во свидетельство, или которые, будучи искуснее других, и приложа лучшее рачение, всякия известия о Российском государстве собирали, между собою сносили и разсматривали, однако в некоторых погрешили. Ибо других писателей, знатнейшим последовавших, опровергать был бы труд безконечной и отчасти излишней. Наше намерение склоняется единственно к показанию самых погрешностей, а не писателей всех, неправедно писавших, дабы предбудущие писатели, также и Российское наше юношество, читая издаваемыя поправления, не принимали таких погрешностей за справедливыя известия.

Таковыя примечания, сочиняемыя с надлежащею умеренностию не могут быть противны никому из ученых людей, кои еще и поныне живы. Паче думать надлежит, что всякой сочинения сии примет с благодарностию, потому что намерение при том клонится к общей пользе, и сим откроется всем ученым в Европе людям свет в разсуждении Российскаго государства, которое чужестранным, хотя они многие годы в России и обретались, и поныне по большой части неизвестно.

Нижеследующия поправления погрешностей, господином де Бюфоном в Натуральной его истории о географии Российской империи учиненных, хотя и не касаются до писателя, бывшаго самаго в России, или с особливым прилежанием о России писавшаго, однако для других превосходств книга его почитаема быть может главнейшею в своем роде, и остроумнаго своего сочинителя, чаятельно, у потомков будет прославлять. К тому ж он, предлагая множество новаго, приводит также в некоторых случаях, принадлежащих до описания народов, разныя обстоятельства, сообщенныя ему от ученых людей, в России бывших, почему можно бы было думать, что географическия его известия от таких же источников произошли, и, следовательно, за достоверным почтены быть имеют. А инде он преподает свои догадки, кои не могут подтверждены или опровержены быть иным чем, как точным знанием стран, у него объявленных. Того ради, учиненныя им, как в самых известиях, так и в произведенных из них заключениях, погрешности здесь объявляются, в той надежде, что славный господин сочинитель поправление сие примет благосклонно, а свое сочинение при новом его издании по сему поправит и тем приведет оное в большее совершенство.


↑ к оглавлению Создатель проекта: Городецкий М. Л.