Плата за грех

М. А. Булгаков

ненаписанное из романа «Мастер и Маргарита»
В пересказе проф. В. А. Храброва

Михаил Афанасьевич Булгаков был свидетелем бузумного агрессивного безбожия 30-х годов: взрыв храма Христа-Спасителя и множества других храмов, церквей, уничтожение монастырей, издание семи томов «антирелигиозного бреда» Н. А. Морозова «Христос» и т.д. Если бы М. А. Булгаков жил сейчас среди нас, в его бессмертном романе, возможно, появились бы знакомые нам персонажи, создатели «новой хронологии»…

[…]

«Носовский, для которого все, сообщаемое академиком, являлось новостью, внимательно слушал Анатолия Тимофеевича, уставив на него свои бойкие зеленые глаза, и лишь изредка икал, шепотом ругая абрикосовую воду.

— Нет ни одной восточной религии, — говорил Фоменко, — в которой, как правило, непорочная дева не произвела бы на свет бога. И христиане, не выдумав ничего нового, точно так же создали своего Иисуса, которого на самом деле никогда не было в живых. Точнее, он был в живых, но жил в Риме в XI веке и был Римским Папой. Это я, академик, доказал безоговорочно и окончательно. И руководство Университета меня поддерживает!»

«Иностранец откинулся на спинку скамейки и спросил, даже привизгнув от любопытства:

— Вы — атеисты?!

— Да, мы — атеисты, — улыбаясь, ответил Фоменко, а Носовский подумал, рассердившись: „Вот прицепился, заграничный гусь!”»

« — Вы, академик, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут!»

[…]

«Воланд показал Маргарите каменистую безрадостную плоскую вершину. Луна заливала площадку зелено и ярко, и Маргарита увидела каменное кресло и в нем белую фигуру сидящего человека. Она подошла ближе: на коленях у него лежали 7 томов.

„Христос”, — прочитала Маргарита и вспомнила, что видела такие же у Мастера на письменном столе до тех пор, пока он не выбросил их. А рядом с этим каменным креслом сидел второй человек. Ему не нужно было кресло: он сидел на семнадцати томах своих сочинений по „новой хронологии”…

Маргарита и Мастер вопросительно взглянули на Воланда. Он заговорил: „Эти двое академиков сидят на площадке и спят, но, когда приходит полная луна, как видите, их терзает бессоница. Гордыня, самомнение, тщеславие — самый тяжкий грех… Эти двое академиков — не прощены, они не покаялись…, а Понтий Пилат — раскаялся”. Мастер и Маргарита покинули грустно печальную вершину Самомнения, вершину Трагедии без Триумфа, оставив тех Двоих сидеть там вечно и смотреть на Луну, вспоминать о НЕМ, о Клио, об Урании…».

[…]

Морозов в памяти будущих поколений людей Земли будет сидеть в своем каменном «Кресле Трагедии без Триумфа»… А. Т. Фоменко сейчас ровно столько лет, сколько было Морозову, когда он начал свои антиисторические изыскания. Фоменко имеет счастливый шанс этот свой «бред» немедленно прекратить… У Фоменко еще есть возможность покаяться…


↑ к оглавлению Создатель проекта: Городецкий М. Л.