(Н.И.Идельсон "Этюды по истории небесной механики", М., Наука, 1975, c.395)

            4. ЕГИПЕТСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

В долине Нила, т. е. в полосе плодородной земли, шириной от 5 до 30 верст, которая на протяжении 3000 верст тянется от Средиземного моря до центра Африканского материка, в течение тысячелетий развивалась жизнь народа, место которого во всей семье прочих человеческих рас с точностью еще не установлено. Этот народ обладал огромным художественным дарованием5, жгучей фантазией в области мифотворчества, волшебства и магии, поразительным консерватизмом как в отношении устройства своей жизни, так и во всех своих учениях и верованиях. Его мысль, по-видимому, особенно напряженно работала над проблемой смерти и времени и искала выхода в таких формах культа, которые могли, по их суждению, предопределить индивидууму победу над смертью и вечное бытие. Так, фараон, как царь, уходит в вечность постройкой огромных пирамид и дворцов; как отдельный человек -- он и все прочие спасаются необычайно сложным погребальным ритуалом и предохранением останков от уничтожения; ясно, что при такой окраске мышления мы должны встретить и упорную работу над проблемой счисления времен.

Этот народ, столь особенный по своему темпераменту, жил среди природы, единственной в мире и которой он никоим образом не мог понять.

Египет -- дар Нила. Все его существование и благоденствие было связано с рекой; не будь ежегодных ее разливов, культурная полоска "черной земли" (как египтяне называли свою страну) слилась бы с окружающей пустыней. Самое название реки имеет общий корень с такими понятиями, как "таинственный", "загадочный"; однако происхождение слова "Нил" совершенно не выяснено.

Откуда Нил берет свое начало, египтяне не знали и знать не могли6; чем вызваны его разливы, для них, конечно, тоже было загадкой; ведь еще великий астроном Птолемей во II в. н. э. полагал, что они вызваны таянием снегов неких мифических гор7. Но эти разливы происходили ежегодно с незапамятной древности и притом с неизменной правильностью; египтяне следили за ними с отдаленнейших эпох -- отметки высот реки находятся на памятниках времен 3500 лет до н. э. Разливы Нила не только обусловливали урожай и все течение хозяйственной жизни страны: они же вызывали к жизни и технику, ибо иногда после разлива надо было перемежевывать участки, ввиду чего развивалось землемерное искусство, связанное с основами геометрии. С ними же, несомненно, были связаны и первые астрономические наблюдения.

Действительно, и в настоящее время Нил разливается в самое время летнего солнцестояния. В календаре коптов (это чистые потомки древних египтян, принявшие христианство в V в. и не смешавшиеся с арабами) от времен фараонов и до наших дней сохранились особые праздники Нила. Так, например, ночь на 17 июня (по нашему счету) называется "Ночью слезы", ибо в эту ночь, по учению древних, слеза богини Изнды падает в реку и вызывает ее разлив. Около 21 июня, т. е. в самые дни солнцестояния, в Каире начинается подъем реки; с 3 июля глашатаи объявляют горожанам высоту воды; последующий ход разлива связан с другими праздниками и обычаями, о которых здесь нет основания говорить. Но это примечательное -- и трудно объяснимое -- совпадение разлива с солнцестоянием, эта связь жизни Нила, жизни всей страны с одним из основных и легко наблюдаемых моментов годового солнечного круга, не могли не приковывать внимания всех, кто в эти отдаленные времена уже думал над окружающей природой.

К этим впечатлениям в довольно далекие эпохи египетской истории присоединялось еще одно: во время солнцестояния и, следовательно, около времени разлива реки происходило и первое утреннее появление Сириуса, его первый гелиакический восход. Вслед за последним видимым заходом эта блестящая звезда в течение двух с половиной месяцев в Египте вовсе невидима; но к солнцестоянию, когда Солнце жгло пустыни со своей наибольшей высоты, над горизонтом вновь показывалась самая яркая звезда неба в лучах утренней зари.

В истории Египта все так необыкновенно, что здесь историки и астрономы совершенно спокойно переходят из тысячелетия в тысячелетие, предполагая, что примерно за 3 500 лет до н. э. уже созрела достаточно сложная культура, сохранившаяся потом на много веков. Если мы примем, что простейшие астрономические наблюдения начались действительно так давно, то следует прежде всего вычислить, в какие именно дни в различные эпохи египетской истории мог наблюдаться первый утренний восход Сириуса. Это дано в табл. 4, вычисленной для широты Мемфиса, культурного центра древнего Египта (развалины его вблизи Каира, 30ш сев. широты); в ней показано, за сколько дней до или после солнцестояния происходил первый видимый восход Сириуса, а затем и самая дата этого явления в обыкновенном юлианском календаре (египтяне, конечно, им не владели); числа третьего столбца получены сочетанием чисел второго столбца с датами солнцестояний, взятыми из табл. 2. Приводя эти данные, мы вновь оговариваемся, что наблюдения первых восходов существенно зависят от условий метеорологических; это особенно важно именно в Египте, где утренний горизонт окутан испарениями. Кроме того,

Таблица 4 Первый видимый восход Сириуса в Египте
 
Эпоха Число дней до или
после солнцестояния
Дата восхода Эпоха Число дней до или
после солнцестояния
Дата восхода
-4000 -6d,6 Июль 19,2 -1500 +12,3 18,8
-3500 -3,2 19,0 -1000 +16,4 18,9
-3000 +0,4 18,8 -500 +20,7 19,1
-2500 +4,2 18,7 0 +25, 2 19,5
-2000 +8,2 18,7 +500 +29,7 Июль 19,8

надо представить себе, что самое явление первого восхода есть, в идеальном случае, явление мгновенное: не успеет звезда блеснуть над горизонтом, как она должна уже погаснуть в солнечных лучах; поэтому ясно, что вместо первого восхода легко может быть наблюдаем только второй или третий; следовательно, приведенные здесь числа не доказывают, что египтяне действительно наблюдали этот восход именно в показанные дни. Наконец, все вычисление основано на традиционном (идущем от Птолемея) положении, что звезды первой величины видимы на первом восходе -- в тот момент, когда Солнце поднимается на 11ш под горизонтом.

Так или иначе, наши числа констатируют, что около эпохи -3000 первые восходы звезды фактически совпадали с солнцестоянием, а следовательно, и с началом разлива реки. Получалось действительно удивительное сочетание этих трех явлений, и оно произвело свое впечатление на народ. Сириус, или Сотис (как потом выговаривали греки его египетское название), получил совершенно исключительное значение в миропонимании египтян; своим появлением он как бы вызывал благодатный разлив; его отождествляли с Изидой и приобщили к культу бога Озириса. В одном из текстов эпохи пирамид (2900-2750 гг. до н. э.) в обращении к этому божеству говорится: "Сотис, дочь твоя любимая, которая создала твои плоды (т. е. наводнениями производит пищу), она же годом называемая ведет к тебе такого-то (умершего), когда он является перед тобой".

Здесь же следует отметить и ряд надписей, относящихся к значительно более поздней, именно греко-римской эпохе (рис. 6); они находятся в знаменитом храме богини Хатор в Дендере, начатом постройкой при последних Птолемеях и законченном только при императоре Тиберии (14-37 гг. н. э.). Перевод их гласит:

    1. Божественная Сотис вызывает Нил к началу года.
    2. Сотис, великая, блистает на небе, и Нил выходит из обоих (его) источников.
    3. Божественная Сотис производит разлив Нила в его верховьях.

Все эти тексты показывают, насколько глубоко связан был Сириус с мыслью египтян на протяжении тысячелетий.

Рис. 6. Иероглифические тексты -- календарные надписи

Немудрено, что на почве этих представлений вырабатывался сложный культ обожествленной звезды с различными обрядами и празднествами, последний отзвук которых мы имеем в календаре коптов.

Для нас сейчас важно отметить, что год египтян есть год Солнца, Нила и Сириуса, как бы спаянных в своем возвращении между собой. Счисление времени по солнечным годам велось в Египте с незапамятных времен; эти солнечные годы в определенную эпоху начинались с восходом Сириуса; его первое явление было как бы астрономической маркой начала года.

Правда, табл. 4 показывает, что такое идеальное соотношение не осталось навсегда; постепенно Сириус расходился с Солнцем и Нилом; к эпохе расцвета египетской монархии (XVIII династия, около -1500) его восход уже происходил на 12 дней позже солнцестояния; к VI в. до н. э. -- на 20 дней. Но для египтян это чрезвычайно медленное расхождение Сириуса с солнцестоянием есть факт второстепенный, вероятно, даже не вполне усвоенный; год природы для них всегда год Сириуса; фиксировать его восходы в календаре -- значило бы для них построить правильный солнечный календарь. Как же могла быть решена эта задача в схеме египетского календаря?

Дело в том, что этот календарь был самый простой и радикальный, какой только можно вообразить; Луна в нем не играла роли, во всяком случае явной. Календарной единицей времени был год в 365 дней; он делился на 12 месяцев, по 30 дней в каждом8; за 12 месяцами считалось 5 добавочных дней ("те, что над годом"; у греков эти дни носили название "эпагомен"). Каждый месяц делился на три декады9, по 10 дней в каждой; каждая из 36 декад была посвящена особому мифическому "декану"; их строгий хоровод изображен на многих египетских памятниках астрономического, или, вернее, астрологического, содержания. Насколько такой календарь проще нашего, с его совершенно абсурдными месяцами в 28, 29, 30 и 31 день!

В таких годах, по 365 дней, египтяне вели счет времен из столетия в столетие; читатель согласится, что, само по себе взятое, определение длины года в 365 дней есть очень крупное научное завоевание: это действительно есть целое число дней, наилучшее подходящее к точной длине астрономического солнечного года (365d,2422); но так как это число меньше действительной продолжительности года, то легко выяснить, что от этого должно происходить.

Чтобы сделать это вполне наглядным, возьмем другой пример: пусть кто-нибудь измеряет длину, равную двум аршинам, неправильной аршинной линейкой, которая разделена на 16 равных частей, но длина которой, -- что ему неизвестно, -- в действительности составляет 15 вершков. Отложив свою линейку два раза, измеритель найдет еще остаток, который, как нетрудно видеть, составит 2 2/15 деления его линейки. Следовательно, в его слишком короткой мере данная длина оказалось больше надлежащей ее величины, ушла, если так можно сказать, вперед. Точно так же, если годы, в каждом из которых больше 365 дней, я буду измерять годами в 365 дней, то всякий момент, точно фиксированный в действительном солнечном году, в моем слишком коротком календаре уйдет вперед. Наоборот, в слишком длинном календаре явления действительного года будут отставать. Поэтому, если египтяне, начав однажды год с солнцестояния, считали затем в годах всегда по 365 дней, то солнцестояние в этом календаре должно было бы непрерывно продвигаться вперед, т. е. с первых чисел первого месяца постепенно переходить на следующие, и т. д. Так как на каждом году они делали ошибку в 0,2422 дня, то в 100 лет солнцестояние в их календаре смещалось на 24 дня вперед, в 1 000 египетских лет уходило на 8 мес. и 2 дня вперед. Таким образом, начало египетского года постепенно продвигалось вперед по всем месяцам, с лета на осень, зиму и весну; по этой причине год египтян получил впоследствии название блуждающего. И египтяне сами, несомненно, познали этот особый характер их летоисчисления в отношении Солнца. Но он раскрылся им численно не из наблюдений Солнца (до чего их искусство не дошло), а все из тех же наблюдений первых восходов Сириуса -- Сотиса.

Действительно, третий столбец табл. 4 раскрывает чрезвычайно любопытное обстоятельство: на широте Мемфиса первый восход Сириуса, если считать в нашем обыкновенном календаре, в течение тысячелетий держался на одной и той же дате, именно на 19 июля. Такое строгое постоянство гелиакического восхода вовсе не должно иметь места в любых широтах и для любой звезды. То, что мы видим здесь, есть скорее исключение; даже для других пунктов Египта такого абсолютного постоянства установить нельзя. Однако именно из вышеприведенного факта и сделаны выводы, давшие нам в конце концов правильный календарь.

Действительно, мы можем сказать так: календарь, в котором построена табл. 4, предполагает, что длина года составляет 365 1/4 дня. Так как в этом календаре восходы Сириуса в течение огромных промежутков времени держатся почти в точности на одной дате, на 19 июля, то я могу сказать, что от одного утреннего восхода Сириуса до другого проходит ровно 365 1/4 дней; иначе, как мы видели, это явление передвинулось бы в календаре либо вперед, либо назад. Условимся теперь промежуток времени между двумя первыми восходами Сириуса называть годом Сириуса. Мы можем тогда высказать следующее положение: год Сириуса есть промежуток времени, в точности равный 365 1/4 дням10, подразумевая при этом, конечно, что дело идет о наблюдениях на параллели 30ш сев. широты в эпохи от -4000 до начала нашей эры приблизительно. А это положение в свою очередь приводит нас к такому основному факту: за каждые четыре блуждающих года первый утренний восход Сириуса продвигается в египетском блуждающем году ровно на один день вперед.

Для нас это совершенно ясно арифметически, ибо

        365 1/4 * 4 = 365* 4 + 1;

но посмотрим, как могли наблюдать это явление сами египтяне и предположим, что в 1-й день какого-либо определенного египетского года (1-е число первого месяца Тот) восход Сириуса происходил в3h40m утра (это приближенно соответствует его восходам в Мемфисе, около времени летнего солнцестояния, в эпоху -3000).

Таблица 5

Восходы Сириуса в египетском календарном году
 
Дата 1-й год 2-й год 3-й год 4-й год 5-й год
1-е Тот 3h40m 3h41m 3h42m 3h43m 3h44m
2     " 3 36 3 37 3 38 3 39 3 40
3     " 3 32 3 33 3 34 3 35 3 36
4     " 3 28 3 29 3 30 3 31 3 32

В табл. 5 показано, когда происходило явление в последующие дни того же года, а затем и в одноименные дни следующих египетских лет. Если предположить идеальный случай видимого восхода, т. е. что звезда, взойдя в 3h40m, мгновенно гаснет в лучах зари, то ясно, что на второй год мы этот восход увидим в день 1-е Тот, но уже во всяком случае хуже, чем в первом году, ибо к восходу звезды Солнце будет уже несколько ближе к горизонту, чем в первом году. На второй и третий год мы первого восхода в день 1-е Тот не увидим вовсе; звезда восходит, когда Солнце уже две или три минуты ярко освещает небосклон; но затем на пятом году мы снова будем иметь возможность увидеть первый восход при тех же самых условиях, т. е. с той же самой отчетливостью, что и в первом году (в 3h40m); иными словами, первый восход продвинется в блуждающем году за четыре года на один день вперед.

Читатель сразу заметит, что именно нужно сделать, чтобы восход в 3h40m продолжал бы оставаться на 1-м Тот. Для этого нужно, очевидно, к концу четвертого года прибавить один лишний (366-й) день; тогда тот день, который называется 1-е Тот пятого года, назывался бы 366-м (или лучше 6-м дополнительным) днем четвертого года; 2-е Тот пятого года называлось бы 1-е Тот пятого года, и восход Сириуса на пятом году снова пришелся бы на 1-е Тот.

Нельзя сомневаться в том, что египетские жрецы уясняли себе указанные здесь соотношения; но практического выхода из них они не нашли; консервативный египетский ум, очевидно, не вмещал понятия года с дробным числом дней; в могильный склеп можно поставить 365 фигурок ("ушебти"), из которых каждая должна работать за покойного один день в году; поставить их 365 с четвертью, увы, нельзя -- так или иначе египетский год продолжал "блуждать". Насколько такое блужданье было чувствительно для обихода повседневной жизни, -- это другой вопрос; за 60 лет 1-е Тот уходило на две недели от Солнца, Нила и от Сириуса; вероятно, это не очень бросалось в глаза, ибо даже Геродот, посетивший Египет в V веке до н. э., не заметил этого свойства египетского года, а, напротив, отдавал дань его простоте и постоянству, ставя его гораздо выше запутанного греческого лунно-солнечного календаря.

        5. ПЕРИОД СОТИСА. АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ ГОД

Продвигаясь в календаре, как было показано, первый восход Сириуса должен был, очевидно, через известный промежуток времени вновь прийти к началу календарного года (1-е Тот). Этот период установить нетрудно. Чтобы обойти все 365 дней египетского года, требовался промежуток в 365 * 4 = 1460 лет. Поэтому, если в первый год восход приходился на 1-е Тот, на 1460 год от начала, он в последний раз попадал на последний день египетского года, т. е. на его пятый дополнительный день. После этого наступал 1461-й год, любопытный тем, что в нем первого восхода Сириуса вовсе не могло быть -- это очевидно, ибо восход приходился на последний день предшествующего года, значит, вновь поместиться в 1461-м году он не мог. Наконец, в 1462 году восход снова попадал на 1-е Тот.

Таким образом, через 1461 египетских лет от начала, первый восход звезды вновь возвращался на свое место в календаре; этот период в греко-римскую эпоху получил название "Великого года", "Божественного года", или, наконец, "Псового года" (Сириус -- звезда в созвездии Большого Пса). Знали ли сами египтяне в древнейшие эпохи о существовании подобного периода -- вопрос еще открытый. Во всяком случае, установив такой период, они должны были бы прийти к правильному выводу в отношении длины года Сириуса; ибо, в самом деле, если за 1461 г. звезда уходит на год вперед, то значит правильных лет, в которых восход звезды оставался бы неподвижным, было на один меньше, т. е. 1460; следовательно, правильный год равен

        365 * 1461/1460=365 1/4 дня.

Значит, не только из непосредственных наблюдений, но и из хронологических сопоставлений могло быть получено приближенное значение длины солнечного года, гораздо более точное, чем первоначальное число 365.

Выведенное сейчас соотношение имеет очень большое значение для египетской хронологии. Действительно, если только установлено, на какой день нашего обыкновенного календаря приходилось начало одного из таких периодов, то начала всех других в том же обыкновенном календаре получатся прибавлением или вычитанием 1460 лет. Современные египтологи, основываясь на сведениях греко-римских авторов (надо сказать, достаточно противоречивых), укладывают всю египетскую историю в четыре таких "периода Сотиса"; их начала полагаются на следующие даты: 19 июля 4241 г. до н. э.; 19 июля 2781 г. до н. э.; 19 июля 1321 г. до н. э. и 19 июля 140 г. н. э. Таким образом, предполагается, что в каждую из этих дат первый утренний восход Сириуса на широте Мемфиса приходился на начало подвижного египетского года, т. е. на 1-е Тот. (Эти моменты возвращений 1-го Тот к гелиакическому восходу Сириуса назывались у греков апокатастазами.)

Имея указанные соотношения, легко перевести датировку восхода Сотиса с египетского календаря на наш. Так, например, если в памятнике сказано, что в 7-й год царствования такого-то фараона праздник Изиды, т. е. все тот же первый восход Сириуса, пришелся на 16-е число восьмого месяца, и если известно, что это относится ко второму периоду, то нетрудно установить, что дата этого гелиакического восхода Сириуса есть 19 июля 1877 г. до н. э. Каждая такая датировка по Сотису является краеугольным камнем египетской хронологии. К сожалению, их известно немного.

В позднейшие эпохи египетской истории неудобства блуждающего года стали, по-видимому, слишком заметными. В связи с этим необходимо отметить попытку реформы календаря, совершенно аналогичную той, которая значительно позже была осуществлена Юлием Цезарем. В 1866 году в развалинах одного храма в дельте Нила была найдена плита с "триязычной" надписью (иероглифическим письмом, более простым египетским шрифтом и по-гречески), имеющей важное значение в истории календаря. Это так называемый канопский декрет, данный одним из царей династии Птолемеев (Птолемеем Эвергетом); дата этого памятника определяется точно: 7 марта 238 г. до н. э. В нем говорится, между прочим, следующее:

"...Дабы времена года неизменно приходились как должно по теперешнему порядку мира, и не случалось бы то, что некоторые из общественных праздников, которые приходятся на зиму, когда-нибудь пришлись на лето, так как звезда [Сириус] за каждые четыре года уходит на один день вперед, а другие, празднуемые летом, в будущее время не пришлись бы на зиму, как это бывало и как будет случаться, если год будет и впредь состоять из 360 дней и пяти дней, которые к ним добавляют, то отныне предписывается через каждые четыре года праздновать праздник богов Эвергета после пяти добавочных дней и перед новым годом, чтобы всякий знал, что прежние недостатки в счислении времен года и лет отныне счастливо исправлены царем Эвергетом".

В этих предписаниях перед нами первый и притом отчетливый проект системы високоса; мы разумеем под этим правила для начисления через определенное количество блуждающих лет одного лишнего или добавочного дня, причем целью такого начисления является удержание астрономического явления (в данном случае первого восхода Сириуса) на одной и той же дате в календарном году. Год Сириуса, это замечательное приближение к солнечному году, должен был заменить блуждающий счет. Впервые в календарь вводится единица, средняя величина которой состоит из дробного числа дней, именно 365 1/4; для нас это кажется, очень простым, но для древней мысли это был большой шаг вперед. Однако эта правильно задуманная реформа в жизнь не прошла; египтяне и после канопского декрета продолжали вести счет лет по старинке, и только значительно позже император Август распространил на египетскую провинцию ту систему календаря, которую сами римляне при Юлии Цезаре заимствовали у египтян; таким образом, система счета времени, являющаяся результатом многовековых египетских наблюдений, была введена в действие в самом Египте по приказу завоевателя.

Так или иначе, с тех пор и по настоящее время египтяне-христиане (копты) и абиссинцы ведут счет в так называемых александрийских годах. В них, как и в древнем календаре, год состоит из 12 месяцев по 30 дней; затем следуют пять дополнительных дней, к которым один раз в каждые четыре года добавляется еще шестой дополнительный день. Нельзя не признать за таким календарем замечательной ясности и простоты; в сущности значительно дальше его мы сейчас не пошли: основные корни нашего календаря лежат в долине Нила; они созданы культурой, последние живые следы которой уже совершенно исчезли с лица земли около 2000 лет тому назад.
 

        7. ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

Астрономическая мысль древних греков с отдаленных эпох развивалась в схеме лунно-солнечного календаря; счет дней в гражданской жизни шел у них по Луне, от новолуния к новолунию; их календарные числа показывали, таким образом, только возраст Луны. Но с тем научным реализмом, который характеризует греческую культуру, с тем проникновенным "удивлением", с которым греки подходили к природе, они быстро усвоили, что астрономические наблюдения должны раскрыть связь явлений звездного неба с движением Солнца и что календарь должен эту связь отображать. С VIII в. до н. э. им был известен восьмилетний период (октоэтерис) -- инструмент, как мы знаем, весьма примитивный. Ко времени Солона-законодателя (около VI в. до н. э.) в Аттике действовала уже исправленная октоэтерида; каждый период удлинялся на 1 1/2 Дня. Следовательно, из двух таких периодов получалось:

2922 * 2 + 3 = 5847 дней = 198 лунных месяцев = 16 солнечных лет.

Такое соотношение дает для Луны вполне приемлемый результат; но солнечный год выходит равным 365 7/16 дня, т. е. на 3/16 Дня больше юлианского года. Следовательно, на каждые 16 лет солнцестояния -- год у древних греков начинался с летнего солнцестояния -- смещались в календаре на 3 дня назад; ошибка очевидная, даже и при всей трудности соответствующих наблюдений. Но уже в V в. Меток достиг существенного улучшения. "Этот человек добился истины в отношении предсказания явлений звездного неба, ибо движения светил и перемены погоды вполне согласуются с его данными; поэтому большинство греков до моего времени пользуются его 19-летним кругом", -- писал историк Диодор в I в. до н. э. Что метеорологические, или климатологические, предсказания шли у древних греков параллельно с астрономическими предвычислениями, это одна из характерных черт их общего мировоззрения; познание природы строилось у них на чисто наблюдательном материале, без всякой примеси астрологии. В какую же календарную форму оно было облечено?

Годовой круг Солнца разделен на 12 равных частей (до-декатеморий), на 12 знаков Зодиака; происхождение этого деления есть вопрос особый, очень сложный и нас сейчас не интересующий; для древнего наблюдателя было существенно, что смена годичных восходов и заходов звезд и -- думал он -- перемены погоды (эписемазии) происходят в определенные моменты прохождения Солнцем его круга; поэтому из наблюдений строятся зодиакальные таблицы, в которых по 12 знакам расписаны и те, и другие явления 31. Ясно, что такие таблицы достаточно составить на 365 дней года; тогда останется только согласовать их со счетом дней в гражданском лунном году и сделать эти данные общедоступными -- греческая наука никогда не запиралась в храмы и не была кастовой. Метон для наблюдения солнцестояний воздвигал свои стелы (колонны) и инструменты на Пниксе в Афинах, у самой площади народных собраний 32, и все решительно могли видеть его парапегмы, т.е. высеченные на камне календари.

Археологи долго не понимали, как могли быть устроены эти календари; ведь нельзя же нанести на камень 6940 дат 19-летнего круга, повторив в них 19 обходов Солнца по всем знакам Зодиака. Только в 1902 г., при раскопках театра в Милете (в Малой Азии) были найдены обломки такой парапегмы; из них сразу же выяснилось остроумное решение данной технической задачи, найденное греками. На рис. 9 изображен один из фрагментов памятника; на нем виден ряд надписей, расположенных по строкам; слева от строк, а также и между ними имеется ряд небольших отверстий; всего их на правом столбце 30 -- что показано сверху греческой буквой L; пронумеруем все эти отверстия, проставив для ясности перед строками числа, которых на памятнике нет.

Рис. 9. Древнегреческий переставной календарь

В переводе надписи гласят следующее:

1 * Солнце в Водолее
2 * Лев на утренней заре заходить начинает и Лира заходит
        *    *
5 * Лебедь на вечерней заре заходит
        *    *    *    *    *    *    *    *    *
15 * Андромеда утром на заре восходить начинает
        *    *
18 * Водолея середина восходит
19 * Пегас утром на заре восходить начинает
        *
21 * Центавр целиком утром заходит
22 * Гидра целиком утром заходит
23 * Кит на вечерней заре заходит
24 * Стрела заходит, пору Зефира (весну) приводя
        *    *    *    *
29 * Лебедь целиком на вечерней заре заходит
30 * [Арктур] на вечерней заре восходит

Мы видим, что это отлично сохранившаяся зодиакальная таблица на 1 месяц, именно на время прохождения Солнцем знака Водолея. В нашем современном календаре Солнце вступает в этот знак (300ш долготы) около 22 января; отсюда легко было бы, с помощью чисел, поставленных перед строками, определить календарные даты всех остальных предсказанных явлений. Но сейчас надо совершенно забыть эту солнечную датировку; греки ее не знали. В их лунном календаре вступление Солнца в любой из знаков перескакивало с даты на дату по годам круга, как показано на стр. 393, тип А. Но тут приходят на помощь отверстия в камне: если известно, в какое число лунного календаря Солнце в данном году вступает в первый знак, то достаточно проставить во все отверстия как у строк, так и между строками, штифты с последовательными датами, чередуя месяцы по 29 и 30 дней по правилам лунного календаря; тогда каждая из строк таблицы, т. е. каждое явление, придется на вполне определенную дату лунного года; всякий сразу увидит, на какие числа упадут важные и интересные явления природы. Так выяснили, наконец, загадочный раньше смысл слова парапегма и его связь с глаголом, означающим "прикреплять", "вкалывать". Это был всенародный переставной календарь.

Вопрос о внутренней структуре метонова круга у греков хронологами еще окончательно не разрешен; на 19 лет надо вставить 7 эмболисмических месяцев (12*12 + 7* 13 = 235); древние не оставили сколько-нибудь точного описания устройства цикла в отношении порядка их размещения. Теперь обычно считается, что эмболисмическими были 3, 6, 9, 12, 15, 17 и 19-й годы круга. Приняв во внимание, что средний солнечный год в этой системе выходит равным 12 7/19 месяца, читатель легко построит таблицу распределения ошибок к началу каждого из лунных лет, как это было сделано для 8-летнего периода или для свободного лунного календаря.

Введение метонова круга связано с знаменитым астрономическим наблюдением, о котором сообщает Птолемей: "Летнее солнцестояние, которое наблюдали Метон и Эукте-мон, приведено в записях при афинском архонте Апсейде, в 21-й день египетского месяца Фаменот утром". Перевод датировки и исторические данные весьма точно определяют день наблюдения: это 27 июня 432 г. до н. э. Но по таблице равноденствий легко проверить, что солнцестояние было 432 г., 28 июня, в 2 часа, считая сутки от полудня, по афинскому времени (Афины на I 1/2 часа к востоку от Гринвича). Следовательно, наблюдение Метона ошибочно не больше как на l 1/2  суток -- для той эпохи хороший результат. Первый день первого метонова круга положен на первую неомению после этого солнцестояния, что дает 16 июля 432 г. до н. э., следуя большинству хронологов.