Р. У. Ибатуллин


АММИАН МАРЦЕЛЛИН О СОЛНЕЧНОМ ЗАТМЕНИИ 360 Г. Н. Э.


В «Истории» Аммиана Марцеллина (XX.3)1 присутствует рассказ о солнечном затмении, приуроченный к 360 г. н. э. (десятое консульство Констанция и третье Юлиана, XX.1.1) и сопровождающийся обширным экскурсом о природе затмений вообще. Насколько нам известно, внимание прежних исследователей (да и то слабое) привлекал лишь этот экскурс, который рассматривался в связи с естественнонаучными воззрениями Аммиана2. Между тем описание конкретного природного явления тоже представляет немалый исторический и биографический интерес. Приведем текст (XX.3.1):

Eodem tempore per eoos tractus caelum subtextum caligine cernebatur obscura, et a primo aurorae exortu ad usque meridiem intermicabant iugiter stellae hisque terroribus accedebat, quod, cum lux caelestis operiretur, e mundi conspectu penitus lance abrepta defecisse diutius solem pavidae mentes hominum aestimabant: primo adtenuatum in lunae corniculantis effigiem, deinde in speciem auctum semenstrem posteaque in integrum restitutum.

Тогда же в восточных краях видели небо окутанным темной мглой, и от первого появления зари до самого полудня все время мерцали звезды, а к этим ужасам присоединялось то, что когда небесный свет задержался и чаша (светильника) была совершенно похищена из вида вселенной, робкие умы людей полагали, что солнце уменьшилось весьма надолго, – вначале истонченное по образцу рогатой луны, затем выросшее до облика полумесяца и после этого восстановившееся в полноте.


Итак, затмение описано как частное («рогатая луна», а не совершенно темный диск), с достаточно большой фазой (видны звезды), длившееся от рассвета до полудня где-то в восточных (с римской точки зрения) областях. Эти данные отлично согласуются с астрономическими расчетами, согласно которым 28 августа 360 г. имело место кольцеобразное солнечное затмение3. Траектория максимальной фазы началась в центральном Иране, прошла через Афганистан, Кашмир, Тибет и Китай, и покинула поверхность Земли в Тихом океане (см. рис. 1). Римской территории она не коснулась, откуда следует, что картина, описанная Аммианом, не могла наблюдаться ни в Сирии, ни в Месопотамии, где можно было видеть только самый конец частной фазы, да и то лишь в первые минуты после восхода.



Рис. 1. Карта условий видимости затмения 28.VIII.360 г. н. э.


1 - область, где наблюдалось кольцеобразное затмение

2 - области, где наблюдалось частное затмение

3 - области, где наблюдались лишь начало или конец затмения


Выражение «в восточных краях» поэтому не может относиться к римским провинциям, а соответствует лишь территориям восточнее хребта Загрос. Расчет для пункта 31° с. ш. 62° в. д. (Сакастан) показывает, что Солнце там взошло в 1:24 всемирного времени уже заметно покрытым. В 1:37 затмение достигло максимальной фазы 0.94 (т. е. Луна покрыла около 92% солнечного диска, и утреннее небо потемнело достаточно, чтобы видеть планеты и наиболее яркие звезды), а в 2:48 затмение завершилось. Таким образом, несмотря на некоторое преувеличение («до самого полудня все время мерцали звезды»), рассказ Аммиана астрономическим данным в целом соответствует.

К какому же источнику восходят его сведения? Из двух возможных вариантов – либо слухи, либо свидетельство очевидца – более вероятным представляется второй, т. к. искажение информации слишком незначительно. Если это так, то сообщение о затмении вряд ли достигло римской Сирии раньше зимы 360/1 г. Слухи, конечно, распространялись быстрее. Но, как бы то ни было, период с осени 360 до весны 361 гг. – это время конфронтации, а то и военных действий между Римом и Персией. Возможность пересечения людьми границы была в такие периоды весьма затруднена, и в любом случае переходы контролировались властями (XVIII.5.3; Hieron. Vita Malchi 3; Eger. Itin. XX.12).

В этой связи представляется наиболее вероятным, что информация Аммиана восходит к римским шпионам, о деятельности которых в Персии именно в 360-361 гг. он упоминает особенно часто. Предполагаемый интерес разведки к астрономическим явлениям не должен казаться странным. В условиях всеобщей веры в астрологию последние, несомненно, всерьез учитывались при выработке политических и военных решений. Пример этого можно видеть в событиях все того же 361 г.

Рассмотрим ситуацию подробнее. Осенью 360 г. император Констанций пытался отвоевать у персов г. Безабду, но безуспешно, и с наступлением дождливого сезона ушел зимовать в Антиохию (XX.11). В этом городе император оставался как минимум до 14 февраля 361 г. (CTh XVI.2.16). Весной, когда от военачальников поступило сообщение, что персидская армия движется к переправам на Тигре, Констанций собрал войска и направился в Эдессу (XXI.7.6-7). Там «он некоторое время выжидал, пока разведчики или перебежчики не сообщат ему о движении во вражеском лагере» (XXI.7.7). «Встревоженный разнообразными сообщениями разведчиков» (XXI.13.1), Констанций приказал магистрам пехоты и конницы «связать заставами ближний берег Тигра и разведать, куда намерен прорваться неукротимый царь» (3). «Лазутчики и часто являвшиеся перебежчики рассказывали противоречивое» (4). Было известно лишь, что «царь медлит за Тигром, пока таинства (sacra) не позволят двинуться» (2). Между тем пришло сообщение, что узурпатор Юлиан, еще в предыдущем году объявивший себя августом, занял Иллирик и собирается вторгнуться во Фракию (6). Констанций не мог решить, пойти ли ему против Юлиана или дожидаться нападения персов, когда «был извещен, что царь со всеми силами, которыми командовал, возвратился в свои земли при неблагоприятных ауспициях» (8). Это позволило императору со спокойной душой вернуться в Антиохию.

Что имеется в виду под словами sacra и auspicia? Этого, конечно, нельзя установить точно. Однако, связывая воедино все вышеприведенные факты, можно предположить, что именно прошлогоднее затмение и предопределило отказ Шапура от военных действий.

В самом деле, подобные небесные явления всегда рассматривались как дурные знаки, а зловещий смысл затмения 360 г., вероятно, усиливался еще и тем, что в тот момент Солнце окружали несчастливые с астрологической точки зрения планеты (см. рис. 2).



Рис. 2. Положение светил во время затмения


В сасанидской астрологии Сатурн и Марс считались безусловно злотворными планетами, Меркурий же – злотворным в соединении со злотворными (Большой Бундахишн 5B.12), что как раз и имело место в рассматриваемый момент. Хотя Сатурн и Марс, довольно слабые по яркости (а Сатурн еще и слишком низкий над горизонтом) так близко к Солнцу вряд ли были видимы, не вызывает сомнений, что звездочеты Шапура были способны вычислить их положение. И затмившееся Солнце в окружении трех несчастливых планет наверняка должно было восприниматься как знак чрезвычайный, исключительно грозный. «В средневековой астрологии считалось, что действие солнечного затмения продолжается столько лет…, сколько часов длится затмение»4. Поскольку на востоке Ирана затмение 28 августа длилось, считая от восхода, почти полтора часа, его «действие» должно было продолжаться не только в 361, но и в следующем году. А нужно отметить, что и в 362 г. персы не нападали на римские провинции, а, напротив, просили Юлиана о мире (Lib. Or. XVII.19, XVIII.164). Что касается бездействия Шапура в 361 г., то, возможно, он надеялся на то, что благоприятные auspicia и sacra нейтрализуют дурную астрологическую ситуацию и позволят ему напасть на римлян. Ведь в политическом отношении все для него складывалось как нельзя удачнее: в империи разгоралась гражданская война, Констанций берег силы для предстоящего столкновения с Юлианом (XXI.7.1, 13.1) и, вероятно, ради спокойствия на восточной границе мог бы пойти на крупные уступки. Однако sacra и auspicia так и не дали Шапуру начать войну, и он был вынужден уйти восвояси.

Разумеется, возможны и иные трактовки, однако наша реконструкция имеет то достоинство, что опирается исключительно на текст источника и объективные астрономические данные, не нуждаясь ни в каких дополнительных предположениях.

Рассказ Аммиана о затмении проливает некоторый свет и на его собственную биографию. Дело в том, что из текста «Истории» совершенно неясно, чем он занимался между осенью 359 г. (взятие персами Амиды) и весной 363 г. (персидский поход Юлиана). Свидетельства Аммиана о самом себе фактически прекращаются после того, как он, бежав из Амиды, воссоединился с Урзицином в Мелитене и приехал вместе с ним в Антиохию (XIX.8.12). Там он, вероятно, и остался, судя по тому, что, говоря об отъезде Урзицина к императору (XX.2.1), он больше не употребляет первого лица множественного числа, как до того. Относительно дальнейшего существует масса предположений. Так, согласно О. Зееку и Дж. Мэтьюзу, Аммиан вышел в отставку вместе с Урзицином5. Однако Аммиан, как уже сказано, не ездил с Урзицином ко двору, а остался в Антиохии сразу после возвращения из Амиды. По Г. Крампу, Аммиан в 360-363 гг. формально состоял в армии, но фактически вел частную жизнь, пока организация персидского похода не потребовала от него реальной службы6. Однако кажется странным, почему ее не потребовали военные действия Констанция в 360-361 г., когда проводилась общая мобилизация вооруженных сил Востока (XXI.6.6). Х. Роуэлл считал, что Аммиан служил на чиновничьей должности в антиохийском «штабе»7, а В. Энсслин и Р. Сайм отождествляли его с неким Аммианом, «воином по одежде, но философом по делам», которого упоминал Либаний в письме от 360 г. едущим из Антиохии в Киликию (Lib. Ep. 233). Они считали возможным, что Аммиан служил в Исаврии, о событиях в которой хорошо осведомлен (XIV.2, XIX.13)8. Э. Томпсон полагал, что Аммиан продолжал служить в армии и, может быть, участвовал в осаде Безабды9, но последнее не имеет никаких оснований в тексте. Таким образом, все эти догадки остаются в равной степени сомнительными.

Установленный нами факт осведомленности Аммиана о солнечном затмении, каким оно виделось только на востоке Персии, предполагает наличие у него доступа к разведывательной информации, т. е. к сообщениям тех самых exploratores и speculatores, о которых он столь часто упоминает при описании событий 361 г. Это кажется нам немаловажным аргументом в пользу того, что Аммиан оставался на военной службе и после отставки Урзицина.

1 Здесь и далее при ссылках на это сочинение указываются только номера книги, главы и параграфа.

2 См.: Den Hengst D. The Scientific Digressions in Ammianus’ Res Gestae // Cognitio Gestorum. The Historiographical Art of Ammianus Marcellinus (Proceedings of the Colloquium). Amsterdam, 1992. P. 39-46, и указанную там литературу.

3 Расчеты сделаны в программе А. Завалишина StarCalc 5.7 (http://www.relex.ru/~zalex).

4 Саплин А. Ю. Астрологический энциклопедический словарь2. М., 2001. С. 190.

5 Seeck O. Ammianus Marcellinus // RE. Bd. 1. Col. 1846; Matthews J. F. The Roman Empire of Ammianus. L., 1989. P. 486. N. 26.

6 Crump G. A. Ammianus Marcellinus as a Military Historian. Wiesbaden, 1975. Р. 8-11.

7 Rowell H. T. Ammianus Marcellinus, Soldier-Historian of the Late Roman Empire // Lectures in Memory of L. Semple. Princeton, 1967. P. 284-285.

8 Ensslin W. Zur Geschichtsschreibung und Weltanschauung des Ammianus Marcellinus // Klio. 1923. 16. S. 4f.; Syme R. Ammianus and the Historia Augusta. Oxford, 1968. P. 45.

9 Thompson E. A. The Historical Work of Ammianus Marcellinus. Cambridge, 1947. Р. 11.


↑ к оглавлению Создатель проекта: Городецкий М. Л.