Р.А. Симонов

О композиционной структуре "Учения" Кирика Новгородца (1136 г.)


Оригинал файла на сайте Русский город
OCR по Историко-математические исследования. Выпуск XVIII. М., 1973, стр. 264-277.
Деление на страницы сохранено. Номера страниц проставлены внизу страницы. (Как и в книге.)
У статьи есть приложение: В.В. Иванов. Замечания по поводу языковых особенностей сочинения Кирика Новгородца о числах и счете (1136 г.)


        Сочинение Кирика Новгородца "Учение им же ведати человеку числа всех лет" является уникальным древнерусским произведением XII в. Особенность его состоит в содержании, посвященном хронолого-математическим вопросам, что ставит это сочинение на особое место среди памятников средневековой культуры.
        Хронологическоё и математическое существо трактата Кирика Новгородца исследовалось в трудах митрополита Евгения, П. Хавского, В. В. Бобынина, Н. В. Степанова, Т. И. Райнова, Б. В. Гнеденко, В. П. Зубова, А. Е. Раик и др.1) Общая хронолого-математическая характеристика этого произведения с использованием новейших данных приводится в труде по истории русской математике А. П. Юшкевича 1).
        Содержание "Учения" в научных исследованиях подразумевается стабильным, не зависимым от истории возникновения сочинения и последующего его существования в копиях, которые могли сохранить первоначальный облик памятника, но могли донести его в урезанном варианте или, наоборот, в пополненном виде - за счет позднейших добавлений. Древнейшая копия, в которой сохранилось "Учение", относится к XVI в., следовательно, ее от оригинала отделяет примерно четыре столетия и, возможно, не один десяток промежуточных списков, которым могли быть присущи отмеченные выше особенности. Сохранившиеся списки "Учения" различны по объему материала.
        _______
        1) См. библиографию у В. П. Зубова в "Примечаниях к 'Наставлению, как человеку познать счисление лет' Кирика Новгородца". - В сб.: Историко-матёматические исследования, вып. VI. М., Гостехиздат, 1953, стр. 192-195, а также вышедшую позже статью А. Е. Раик "К вопросу о делении часа у Кирика Новгородца" - В сб. Историко-математические исследования, вып. XVI. М., "Наука", 1965, стр. 188 и др.
        2) А. П. Юшкевич. История математики в России до 1917 года. М., "Наука", 1968, стр. 17-20.

-264-


Считается полным (или более полным) списком "Учения" наиболее объемистая Погодинская копия 3). Но никто не доказал, что это так. В действительности авторскому варианту "Учения" может соответствовать другая, более краткая копия. Тогда выводы, сделанные об "Учении" на основе Погодинского списка, могут оказаться неверными. Поэтому изучение исторической судьбы текста "Учения" Кирика Новгородца с учетом всех имеющихся списков памятника представляется актуальной научной задачей.
        Необходимость такого исследования давно получила известное отражение в научной литературе. Ее осознанию способствовало издание текста "Учения" митрополитом Евгением в 1828 г. Последний высказал предположение о возможном частичном изменении переписчиками сочинения его заключительной части 4).
        В советское время, причем на страницах "Историко-математических исследований", изучению истории текста "Учения" был дан значительный толчок. Заслуга в этом принадлежит Т. И. Коншиной и В. П. Зубову: ими был издан в фототипическом воспроизведении Погодинский список "Учения" и обнаружен еще один, неизвестный ранее, краткий Мазуринский список произведения 5).
        Не все в указанной публикации почти 20-летней давности представляется безупречным с позиций требований к научному изданию древних текстов. Остановлюсь на одном моменте, который важен в связи с дальнейшим изложением. К своему переводу текста Погодинского списка Т. И. Коншина и В. П. Зубов указали разночтения по так называемому Софийскому списку, содержащемуся в рукописи (шифр: Соф. ь 457). Как удалось выяснить, основная часть рукописей Софийской Новгородской
        _______
        3) В. В. Бобынин. Состояние математических знаний в России до XVI века. - Журн. Мин-ва народн. просвещ., 1884, ч. 232, апрель, стр. 190; В. П. Зубов. Примечания к "Наставлению, как человеку познать счисление лет" Кирика Новгородца. - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 193.
        4) Е[вгений]. Сведение о Кирике, предлагавшем вопросы Нифонту, епископу Новгородскому. - Труды и летописи Общества истории и древностей российских. М., 1828, ч. 4, кн. 1, стр. 129, примечание.
        5) Кирик Новгородец. Учение им же ведати человеку числа всех лет.- В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 174-191.

-265-


Таблица 1. Данные научной печати о списках "Учения" Кирика Новгородца

ь п/пГодАвторНазвание, место издания и прочееДанные
11823К.Ф. Калайдович а) Прибавление к статье: О времени перевода нашей Библии. - Труды Об-ва любит, российской словесности, ч. 3. М., 1823, стр. 170
б) Там же, стр. 170-171
а) Сообщается об "Учении" Кирика Новгородца по списку конца XV в.
б) Приводится часть текста из заключительных слов этого списка
21824К.Ф. Калайдович а) Иоанн, экзарх Болгарский. М., 1824, стр. 97
б) Там же, стр. 215.
в) Там же, стр. 215
а) Повторно воспроизводится часть текста из заключительных слов списка конца XV в.
б) Информируется о местонахождении списка "Учения" конца XV в. - в частных руках 3. А. Петрова
в) Упоминается о Румянцевском списке "Учения" начала XIX в. как копии, снятой с рукописи из собрания Софийской библиотеки
31828Митрополит Евгений Сведение о Кирике, предлагавшем вопросы Нифонту, епископу Новгородскому. - Труды и летописи Общества истории и древностей российских. М., 1828, ч. 4, кн. 1, стр. 122-129 Публикации "Учения" по Румянцевскому списку (с искаженной передачей обозначений разрядов десятков и сотен тысяч)
41842А.Х. Востоков Описание русских и словенских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842, стр. 39-40 Описание Румянцевского списка (с правильной передачей обозначений разрядов десятков и сотен тысяч)
51847П. Хавский а) Примечания на русские хронологические вычисления XII века. - Чтения в Общества истории и древностей российских, ь 6. М., 1847, стр. 25-37
б) Дополнительная выписка из вычислений Кирика XII века. - Там же, стр. 38-40
а) Дублируется изданный митрополитом Евгением в 1828 г. текст "Учения" по Румянцев-скому списку. Производится математическая проверка числовых данных - в соответствии с их транскрипцией в изданном тексте
б) Сообщаются сведения о Погодинском списке "Учения"
61884В.В. Бобынин Состояние математических знаний в России до XVI века. - Журн. Мин-ва народного просвещ., 1884, СПб., ч. 232, апрель, стр. 185-191 Обобщаются данные об "Учении" Кирика в плане характеристики уровня древнерусской математики XII в. (очевидно, без использования подлинников Румянцевского и Погодинского списков, но с их упоминанием)
71938
1952
С.П. Обнорский,
С.Г. Бархударов
Хрестоматия по истории русского языка, ч. 1. Л.-М., Учпедгиз, 1938, стр. 186-193. Изд. 2. М., Учпедгиз, 1952, стр. 265-276 Публикация типографским шрифтом "Учения" Кирика Новгородца по Погодинскому списку, с его датировкой - XVI в.
81953Т.И. Коншина,
В.П. Зубов
Кирик Новгородец. Учение им же ведати человеку числа всех лет. - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 174-191 Публикация в фототипическом воспроизведении Погодинского списка с параллельным переводом на современный русский язык
91953В.П. Зубов Примечания к "Наставлению, как человеку познать счисление лет" Кирика Новгородца. - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 193-194 Информируется об обнаружении Т. И. Коншиной Мазуринского списка XVIII в. "Учения" с указанием его состава и местонахождения


-266--267-


библиотеки сейчас хранится в Отделе рукописей Государственной Публичной библиотеки (г. Ленинград), причем эти книги были зашифрованы по-новому, а таблиц сопоставления старых номеров новым не сохранилось. По старому шифру не только сейчас, но и в дореволюционное время нельзя было найти книгу из бывшей Софийской библиотеки. То, что разночтения указаны по старому шифру книги, может означать: Т. И. Коншина и В. П. Зубов не видели самой рукописи. Откуда же взялся этот шифр? Дело в том что в начале XIX в. с Софийского списка была снята копия, которая сейчас хранится в Отделе рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (далее ГБЛ), в ней указан шифр книги (Соф. ь 475), из которой была сделана эта выписка 6). Отсюда Т. И. Коншина и В. П. Зубов могли узнать шифр оригинала Румянцевского списка, в разночтениях же указали шифр самого оригинала, а не используемой копии.
        Того, кто, руководствуясь указанием Т. И. Коншиной и В. П. Зубова, рассчитывает, что располагает "точными координатами" одного из списков "Учения", ждет разочарование: неизвестно, сохранилась ли до настоящего времени рукопись, имевшая старый шифр Соф. ь 475, и если да, то еще предстоит установить, где она сейчас находится.
        В настоящей статье на основании имеющихся текстов "Учения" делается попытка разобраться в композиционной структуре произведения и, хотя бы в первом приближении, установить, какой из списков "Учения" в большей мере соответствует первоначальному виду этого сочинения (протографу).
        В настоящее время известно точное местонахождение трех списков "Учения":
        1. Погодинский список, XVI в., хранится в Отделе рукописей Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, Погодинское собрание, ь 76, лл. 342-346.
        2. Мазуринскийсписок, XVIII в., хранится в Центральном государственном архиве древних актов, фонд 196 (Мазурина), ь 1069, лл. 115 об.-116 об.
        3. Румянцевский список, начало XIX в., хранится в Отделе рукописей Государственной библиотеки СССР
        _______
        6) Отдел рукописей ГБЛ, ф. 256 (Румянцева), ь 35, л. 4.

-268-


им. В. И. Ленина, ф. 256 (Румянцевское собрание), ь 35, лл. 1-4.
        Чтобы установить, нет ли материала, дополняющего данные имеющихся трех списков "Учения", необходимо проанализировать сведения о различных текстах памятника, а также о публикациях произведения (полностью или частично). В табл. 1 сведена информация, почерпнутая из научной печати о различных списках "Учения". Анализ соответствующих сведений показывает, что, кроме известных трех списков, в литературе упоминаются еще два текста. Один из них содержался в Софийской рукописи ь 475. В печати не отмечается каких-либо существенных расхождений между оригиналом и сохранившейся его копией (Румянцевским списком).
        Фрагмент другого текста, по данным К. Ф. Калайдовича относящегося к концу XV в., был дважды опубликован 7). Эта выдержка аналогична части заключительного текста в Погодинском и Румянцевском списках. Отсутствуют данные о том, что по содержанию копия "Учения" XV в. была иной, чем какой-нибудь из указанных двух списков. Не установлено, что собой представляла копия XV в. - совершенно новый текст или ею был, например, исчезнувший Софийский список. По составу рукопись, в которой содержался текст XV в., является Пятикнижием, как, кстати, и книга, в которую входит Погодинский список. К. Ф. Калайдович мог несколько ошибиться в датировке рукописи: возможно, она относилась не к концу XV в., а к XVI в. Тогда не исключено, что копия "Учения", относимая К. Ф. Калайдовичем к концу XV в., теперь известна как Погодинский список.
        Одно бесспорно, нам неизвестны данные о существовании текста "Учения", по содержанию в чем-то иного, чем имеющиеся три списка.
        С целью исследования композиционного построения "Учения" Кирика Новгородца проанализируем состав произведения по Погодинскому списку в сопоставлении с двумя другими текстами (Мазуринский и Румянцевский списки).
        _______
        7) К. [Ф.] К[алайдови]ч. Прибавление к статье: О времени перевода нашей Библии. - Труды Общества любителей российской словесности. М., 1823, ч. 3, стр. 170-171; К. Ф. Калайдович. Иоанн, экзарх Болгарский. М., 1824, стр. 97 и 215.

-269-


        Изложение начинается без какого-либо авторского вступления. Материал разбит на небольшие разделы (будем их называть параграфами) размером от 4 до 18 строк; они занумерованы, номера (в алфавитной .нумерации) вынесены на поля листов.
        В первых пяти параграфах речь идет о том, сколько прошло времени в различных единицах от "сотворения мира" до момента написания трактата, а именно: 1) в годах; 2) в месяцах; 3) в неделях; 4) в днях; 5) в часах. Каждый параграф содержит цифровой материал, связанный с числом 6644, как количеством лет, которое прошло за указанный период. Это число точно датирует написание первых пяти параграфов 1136 годом. Завершается  5 сентенцией, смысл которой таков: "Ведь понемногу создается город и делается большим, так и знание понемногу растет" 8).
        В следующих параграфах говорится о теоретических основах календарных вычислений: об индикте ( 6), о солнечном ( 7) и лунном "кругах" (8), о тысячелетиях (9), о так называемых "обновлениях": неба ( 10), земли ( 11), моря ( 12), воды ( 13), о високосных годах ( 14), о "великом круге" ( 15).
        В идущих далее трех параграфах приводится материал о числе месяцев ( 16), недель ( 17) и дней ( 18) в году с учетом високосных дней. Числовой материал этих параграфов никак не связан с датой 6644 г., поэтому их написание, в отличие от предыдущих параграфов, не может быть приурочено точно к 1136 г.
        Затем говорится о количестве часов в году ( 19) и дне ( 20). Следующие параграфы ( 21-27) посвящены так называемым дробным делениям часа. В  19-27 также не содержится данных, которые можно связать с датой 6644 г.
        В  27 примыкает, не имея самостоятельного номера, заключительный текст, в котором автор трактата указывает свое имя, год написания сочинения, ряд хронологических сведений и биографических данных о себе.
        Первые пять параграфов Погодинского списка можно выделить в качестве раздела, обладающего чертами самостоятельной части, так же как последующий материал. Об этом говорят следующие данные:
        _______
        8) Кирик Новгородец. Учение... - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 179.

-270-


        1. Все пять параграфов связаны между собой общей темой - о единицах счета времени (год, месяц, неделя, день, час), причем применительно к одному периоду - от "сотворения мира" до момента написания сочинения.
        2. Завершаются первые пять параграфов сентенцией, не имеющей прямого отношения к материалу о единицах счета времени, но как бы отделяющей их своеобразной словесной виньеткой от последующего материала.
        3. Содержание следующих параграфов, начиная с шестого, связано с теорией календаря, т. е. с другой темой, чем первые пять параграфов. Оно посвящено таким понятиям, как индикт (15-летний период), "солнечный круг" (28-летний период), "лунный круг" (19-летний период), "великий круг" (цикл в 532 года) и др.
        4. В названии  6 употребляется слово "учение", как и в начальном (первом) параграфе, чем как бы устанавливается равноправие заголовка отдельной части трактата и его самого. В остальных случаях применяются синонимы и соответствующие по смыслу обороты речи, но больше ни разу в заголовках не встречается слово "учение". Это можно объяснить тем, например, что автор начал изложение нового раздела трактата, затем вместе слив написанное, сохранил название первого раздела трактата в качестве общего заголовка.
        5. Мазуринский список "Учения" Кирика Новгородца содержит только первые пять параграфов (без заключительной сентенции).
        Сопоставляя все эти данные, можно сделать вывод, что состав Мазуринского списка не случаен. Если бы он обрывался, например,  4, а не заканчивался  5, было бы ясно, что материал о единицах счета времени неполон. Если бы в Мазуринский список был включен  6, он дисгармонировал бы с пятью первыми, казался бы лишним.
        Все пять первых параграфов содержатся в качестве начальной части также в Румянцевском списке.
        По содержанию, подразделению на параграфы материал о единицах счета времени во всех трех списках "Учения" идентичен, за исключением ряда языковых особенностей, а также отличий в записи чисел, которые сводятся к пропуску некоторых цифровых знаков в Мазуринском и Румянцевском списках по сравнению с Погодинским списком,

-271-


        На основании изложенного можно, очевидно, заключить, что часть о единицах счета времени ( 1-5) входила в состав протографа "Учения" Кирика Новгородца.
        Текст, начиная с  6, посвященный вопросам теории календаря, распадается на две неравные части, б'ольшая -  6-15, состоящая из десяти параграфов, непосредственно связана с датой 1136 г., а меньшая - следующие три параграфа ( 16-18), никак с ней не связана. О принадлежности или непринадлежности к протографу 1136 г., следовательно, есть сомнения только в отношении трех параграфов: 16-18. Причем то, что они по своему материалу не основаны на данных 1136 г., не может быть решающим аргументом против их принадлежности протографу.
        Есть ли какие-нибудь основания для отнесения этих трех параграфов к составу протографа "Учения"? Как будто их дает Румянцевский список, в который входит полностью материал как  1-5, так и  6-18. Поскольку Румянцевский список не обрывается на  15, последнем из точно датируемых 1136 г., а включает в свой состав и  16-18, то можно предположить, что они завершали раздел о теоретических основах календаря в протографе "Учения" Кирика Новгородца.
        Материал  19-27 Погодинского списка в другие списки "Учения" не входит. Начинается  19 заголовком: "А се часы поведае[т]" 9). Такая начальная конструкция (А се...) встречается в Погодинском списке еще только однажды, в заголовке  6, которым начинается раздел о теоретических основах календаря: "А се оучение о идиктЪ" 10). Не говорит ли это о том, что раздел о дробных делениях часа следует начинать с 19, а не с  21, как принято в научной литературе? 11).
        Содержание  19-21 о числе часов в году и дне несколько расходится с традицией предыдущих пунктов, где данные рассматриваются последовательно для всех единиц счета времени: года, месяца, недели, дня. Вместе
        _______
        9) Кирик Новгородец. Учение... - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 186. При цитировании надстрочные буквы ставятся в общую строку в квадратных скобках, "омега" заменяется буквой "о", "и" с двумя точками i - буквой "и", "юс малый" - буквой "я".
        10) Кирик Новгородец. Учение... - Там же, стр. 178.
        11) В. П. Зубов. Кирик Новгородец и древнерусские деления часа. - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 196.

-272-


с тем скачок из года сразу ко дню в разделе о дробных делениях часа уместен, так как в последующем изложении основной единицей измерения времени выступает день, и материал о всех более крупных единицах оказался бы лишним.
        Это соображение, а также то, что Румянцевский список завершается  18, а в  19 употребляется конструкция, известная раньше в заголовке самостоятельной части (А се...), делает возможным полагать, что текст о часах, основное содержание которого посвящено дробным делениям часа, начинается  19, а не  21.
        Кроме того, следует учесть, что сведения, приводимые в  20 о количестве часов в одном дне, уже сообщались раньше ( 5). Если относить  20 ко второй части - об основах календарных расчетов, то непонятно, зачем потребовалось говорить о том же вторично. Однако если к разделу 3 о дробных делениях часа подойти как к независимому сочинению, то сообщение в нем этих данных выглядит вполне естественно. Значит, и последнее соображение говорит в пользу того, что новый раздел надо начинать не с  21, а с ему предшествующих двух пунктов вводного характера.
        Вопрос об отношении раздела "О дробных делениях часа" к протографу является более сложным, чем других частей Погодинского списка. Уже предыдущее замечание о повторном сообщении в этом разделе некоторых данных, очевидно, входящих в протограф, наводит на размышление о его независимости от последнего. Однако окончательное решение указанного вопроса может быть найдено, очевидно, в результате комплексного изучения Погодинского списка в отношении языковых особенностей отдельных его частей, а также привлечения материала новых списков памятника. Важное значение могут иметь косвенные данные. В. П. Зубов указывает источники не древнее XVII в., содержащие сведения, аналогичные тексту о дробных делениях часа Погодинского списка 12). Если бы были найдены соответствующие произведения, восходящие ко времени до 30-40-х годов XII в., то появились бы основания утверждать, что эти данные могли
        _______
        12) В. П. Зубов. Кирик Новгородец и древнерусские деления часа. - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 197-199.

-273-


быть известны Кирику и, следовательно, могли входить в протограф 1136 г.
        Таким образом, единственным аргументом для отнесения раздела 3 - о дробных делениях часа - в состав протографа "Учения" Кирика является включение соответствующего материала в Погодинский список. Никакой связи с датой 1136 г., какая имеется в случае  1-15, в материале этого раздела нет.
        Заключительный текст Погодинского списка, примыкающий к  27, тождествен заключительным словам Румянцевского списка. Здесь говорится о том, что трактат написан в 6644 г. (1136 г.), сообщается, сколько лет осталось до начала седьмого тысячелетия, указываются год индикта, солнечного и лунного "кругов", отмечается, что 6644 г. - високосный, затем приводятся сведения из церковной хронологии: о пасхе и других религиозных праздниках. Далее излагаются сведения об авторе: где живет, какое имеет имя, род занятий, возраст и др.
        Материал заключительного текста связан с содержанием первых двух разделов ( 1-5 и 6-18). Приводя обычные в датировочных приписках сведения, Кирик их использует для иллюстрации приложимости тех фактов и понятий, которые содержатся в указанных разделах. Так, материал первой части о единицах счета времени пятикратно варьируется в связи с указанием возраста Кирика - отдельно в годах, месяцах, неделях, днях и часах. Сведения, сообщенные в различных параграфах раздела о теоретических вопросах календаря, суммируются в связи с датой написания произведения. Знаменательно, что в заключительном тексте нет никаких следов его связи с материалом раздела о дробных делениях часа.
        Достаточно обоснованным, думается, будет вывод о включении заключительного текста в состав протографа. Здесь содержится точная дата написания трактата, имя автора. Важно также то, что своим содержанием заключительные слова связаны с разделами ( 1-5, 6-18), которые уже были отнесены к протографу.
        На основе проведенного анализа в Погодинском списке можно выделить следующие части:
        I. Раздел о единицах счета времени ( 1-5).
        II. Раздел о теоретических основах календаря ( 6-18).
        III. Раздел о дробных делениях часа ( 19-27).
        Заключительный текст (Зкл.).

-274-



        На основе изучения Погодинского списка можно составить представление о его структуре. Благодаря заключительному тексту, I и II его части как бы объединяются композиционно в единое целое, из которого выпадает III часть. В свою очередь III часть - о дробных делениях часа - никаких видимых связей с остальным текстом не имеет. Более того, в ней повторяется материал, сообщавшийся в первой части без указания, что он приводился раньше (табл. 2).

Таблица 2

Штриховкой показаны повторяющиеся в I и III частях сведения о числе часов в одном дне.

        Складывается мнение, что III часть писалась вне связи с остальными частями "Учения". Такое впечатление усиливается следующим наблюдением. Во II части ( 17) приводились данные о количестве недель в году, которые сообщались также в I части ( 3), при этом специально в тексте  17 оговаривалось, что сведения излагаются повторно ("пакы", т. е. опять)13): "Се пакы iавляе[т] коли[ко] н[еде]ль в лЪтЪ" 14). В III части отсутствует подобное указание при повторном изложении, что понятно, если к разделу о дробном делении часа подходить как к самостоятельному произведению, написанному независимо от остального материала Погодинского списка "Учения". В таком случае сведения, которые относительно этого материала были повторными, в самостоятельном произведении выступали первоначальными, поэтому и не могло быть ссылки, что они приводятся вторично.
        _______
        13) А. Г. Преображенский. Этимологический словарь русского языка, т. 2. М., 1959, стр. 6.
        14) Кирик Новгородец. Учение... - В сб.: Историко-математические исследования, вып. VI, стр. 186.

-275-


        Однако самостоятельность и независимость III части от остального содержания "Учения" не может еще служить основанием для окончательного вывода о том, что она была написана не Кириком и не в XII в. Для этого необходимы дополнительные исследования, но уже сейчас можно довольно определенно установить, какие части списков "Учения" вероятнее всего входили в состав протографа (табл. 3).

Таблица 3


        Если верны предположения автора настоящей статьи о композиционном построении "Учения", то протографу в наибольшей степени отвечает Румянцевский список. В связи с этим возникает проблема отношения дополнительных статей Погодинского списка к остальным частям, тождественным предполагаемому протографу "Учения". На данном этапе изучения вопроса можно выделить два альтернативных направления, в которых может найти решение эта проблема.
        1. Дополнительные статьи "О дробных делениях часа" принадлежат Кирику, но в состав "Учения" они были внесены после написания произведения, в которое по первоначальному замыслу не должны были входить. Этот материал мог быть включен самим Кириком в "Учение", которое уже существовало как самостоятельное произведение. Следовательно, такая вторичная переработанная редакция "Учения" должна была появиться в XII в., после 1136 г. Не исключено, что дополнительный материал был вставлен в "Учение" не Кириком, а каким-то другим лицом, объединившим в одном произведении два сочинения, которые, как он знал, принадлежат одному автору. Это могло произойти, вероятно, в XII-XIII вв., сразу

-276-


после смерти Кирика Новгородца или спустя некоторое время, пока не стерлась еще память об авторе произведений.
        2. Дополнительные статьи "О дробных делениях часа" не принадлежат Кирику. В таком случае этот материал мог быть включен в "Учение" не им самим, а каким-то позднейшим составителем, вероятно, после кончины Кирика, т. е., скорее всего, в XIII-XV вв.
        Для проверки того, какую из двух альтернатив следует предпочесть, можно привлечь данные языка "Учения". Казалось бы, если дополнительные статьи покажут менее архаичный язык, чем части, отнесенные к протографу, то вторая альтернатива получит серьезное подтверждение. Однако здесь трудно установить определенный критерий, так как древние языковые черты в списках XVI в. могут встретиться в малом числе, и, поэтому их отсутствие не может быть достаточным основанием для заключения о том, что текст, утративший эти черты, по своему происхождению менее древен, чем соседний текст, сохранивший эти черты. Именно так или почти так обстоит дело в случае Погодинского списка, как показывает заключение о его языке доктора филологических наук В. В. Иванова, приводящееся в качестве приложения к настоящей статье. Как установил В. В. Иванов, древнейшие языковые черты встречаются в части, соответствующей предполагаемому протографу "Учения", а в дополнительном материале они отсутствуют. Это как будто дает основание считать более предпочтительной вторую альтернативу, но следует учесть, что во всем списке отмечен единственный случай языкового архаизма XII в., поэтому отсутствие древних черт в дополнительных статьях не дает все же достаточных оснований окончательно принять вторую альтернативу.
        Предварительные выводы о первоначальном облике "Учения" Кирика Новгородца приводят к необходимости пересмотреть как бесспорное существующее мнение о неизменности, стабильности содержания (состава) произведения в том виде, как оно представлено Погодинским списком. Дальнейшие исследования покажут, входил ли материал "О дробных делениях часа" в состав протографа XII в. Пока нет данных, чтобы ответить на этот вопрос положительно с такой же степенью уверенности, как о включении в него других частей Погодинского списка, общих Румянцевскому и Мазуринскому спискам.

-277-