ПЕРЕПИСКА СОВЕТСКИХ АСТРОНОМОВ С РИМСКИМ ПАПОЙ
(Мироведение, 1930, №3-4, с.141-149)
 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО СОВЕТСКИХ АСТРОНОМОВ РИМСКОМУ ПАПЕ ПИЮ XI
[ «Известия ЦИК СССР и ВЦИК» от 27/III 1930 г.]

        Мы, нижеподписавшиеся, профессора и руководители научных астрономических учреждений Советского Союза, обращаемся к вам c настоящим письмом, находясь в уверенности, что обнародованное вами послание по вопросу об угрожающем положении культуры, цивилизации и религии в СССР имело своим назначением вызвать надлежащий отклик со стороны тех кругов,. которые затрагивает поднятый вопрос.
        Мы представляем немалозначащую группу научных работников, которые, как это естественно, не могут оставаться равнодушными при обсуждении столь важного вопроса, каким является вопрос об угрожающем положении культуры и цивилизации в одной седьмой части     мира.
        Но помимо этого наше выступление понуждается другим обстоятельством, которое нас, как астрономов, ставит в особые условия, поскольку это выступление следует рассматривать не только как отклик  /141/ на  ваше  письмо,   но  прежде  всего   как  вопрос,   который  астрономия предъявляет вам.
        В вашем письме, наряду с вопросом о   религиозных   преследованиях (на что советская общественность уже дала исчерпывающий ответ) , поставлены также вопросы нравственности, воспитания    и,   что всего больше останавливает наше внимание, процветания науки.
        Поэтому последнему вопросу мы считаем нужным высказать, мысль, что за истекшие несколько столетий, приблизительно со времени Галилео  Галилея, астрономия не имела смелости,  а папскому   престолу не представлялось случая высказать свои соображения о значении и роли церкви в развитии астрономии.
        Поэтому мы просили  бы  вас  не  рассматривать  наш вопрос как праздный, если даже мы вынуждены будем углубиться   далеко в историю. После папы Урбана VIII, который был на престоле с 1623 до 1644 г., сменилось 24 или 25 христовых наместников, а сейчас таковым являетесь вы. Никто из них не дал разъяснения по некоторым вопросам, всегда казавшимся темным пятном в истории.
        Быть может, позволительно будет надеяться, что вы сочтете уместным дать ответ на эти вопросы, волнующие    все   человечество, коль скоро ваше внимание уже сосредоточилось на вопросах о связи науки с с религией.
        Мы надеемся, что нет нужды сейчас перечислять все вопросы из этой области. Это было бы даже неосуществимо. Будет достаточно, если окажутся отмеченными только некоторые из них, которые и приводятся ниже.
        В 1592 г. некий служитель христовой церкви, бенедиктинский монах Джиордано   Бруно,   был   заключен   в Plombi (свинцовую тюрьму)   в целях пресечения  пропаганды учения о движении  земли. Через 8 лет, т. е. в 1600 г., Бруно был отлучен от церкви и приговорен  к наказанию  «по возможности  милосердно    и   без  пролития крови», что, в переводе c языка святейшей инквизиции, означало сожжение живым на костре. Как известно, эта мера была осуществлена немедленно.
        В том же 1592 г. тосканский правитель Медичи, опасаясь гнева духовенства и папы, принял меры к изгнанию Галилея из Пизы, которому пришлось без копейки уехать в Падую. Однако борьба духовенства с Галилеем не окончилась.
        В 1615 г. папа Павел V в священном совете официально признал за ересь учение о движении Земли. По этому поводу дозволительно будет вспомнить письмо тосканского посланника при папском дворе иезуита Пиетро Гвиччиардини герцогу Фердинандо. «Раздражительность (Галилея), — писал он, — делает для него весьма опасным небо Рима, особенно в настоящее время, когда наш глава папа Павел V презирает науку и ученые учреждения»./142/
        В сентябре  1632  г.  состоялось окончательное постановление инквизиции о предании Галилея cуду.
        13 февраля 1633 г. Галилей, удрученный летами и болезнью, с опасностью для жизни предпринял путешествие в Рим.
        23 июля того же года в церкви. Санта-Мария-Сопра-Миневра у него вырвали отречение. На коленях, в одной рубахе, перед полным составом духовенства и при большом стечении народа 70-летний великий астроном вынужден был отречься от истины и признать ложь. Только покорность спасла его от участи Бруно, члена академии дель-Чементо-Оливо, физика Янсинуса и др. После смерти Галилея, проведшего остаток жизнь в заключении, инквизиция потребовала для сожжения все письма и рукописи великого ученого.
        Фрауенбургский монах, каноник Николай Коперник, родившийся в 1473 г., написал сочинение «Об обращении небесных миров» («De revolutionibus orbium соelestium»), которое втечение многих лет задерживалось выходом в свет из боязни последствий. Эта книга, появилась лишь тогда, когда 70-летний Коперник лежал на смертном одре; Фонтенель, как известно, поздравлял Коперника с этим успехом, так как он благополучно ускользнул от своих преследователей.
Здесь уместно будет напомниь вам, что это великое сочинение было изъято из индекса запрещенных книг лишь в 1831 г., т. е. в то время, когда ни запрещение, ни разрешение учения о движении Земли не было уже во власти церкви и нe имело ровно никакого значения ни для кого.
        В 1597 г. астроном Тихo Браге вынужден был покинуть отечество, будучи объявлен еретиком и безбожником., «Всякая земля — отечество для сильного, а небо есть везде» («Omne solum forti patria et coelum»), — так писал Браге ландграфу Гессенскому.
        В 1598 г. Кеплер, открывший законы движения планетной системы, вынужден был бежать из Штирии в Венгрию ввиду того, что ревностный католик Фердинaндо объявил генералиссимусом своих войск св. деву и дал обет искоренить всякую ересь. Кеплеру не помогло даже и то, что перёд этим он выступил защитником реформы календаря папы Григория, вызывая этим против себя недовольство народа, говорившего: «Мы считаем папу за рыкающего льва; лучше оставаться в разногласии с солнцем, чем в согласии с папой».
        В 1599 г. Кеплер переезжав Грацу но через год он вынужден вновь спасаться бегством, очутившись без средств.
        В 1615 г. католическое духовенство г. Линца отлучило Кеплера от церкви. В том же году мать Кеплера была заточена в Леонбергскую тюрьму по обвинению в колдовстве и еретизме. Вскоре она была приговорена к смертной казни за сношения с дьяволом, чему якобы она научилась у своей тетки,   кончившей жизнь на костре. /143/
        В  1624  г. календари Кеплера  были сожжены  рукою палача. Астрономия и посейчас чувствует их отсутствие.
        В 1626 г. духовенство организовало нападение на его квартиру в Линце, и он вынужден был бежать в Регенсбург.
        В 1630 г. он совершил последнюю поездку из Линца в Регенсбург и 15 ноября оставил в наследство своей семье 7 к. денег, носильное платье и две рубашки.
        Эти немногочисленные факты,  на которые мы просим  вас обратить внимание, приводятся лишь в качестве иллюстрации того антагонизма, который издавна существовал    между   церковью    и   наукой. С тех пор многое изменилось, изменились также и формы этого антагонизма, но существо осталось старое.
        Если св. Климент VIII некогда посылал на костер основателей нашей науки, то вы, папа Пий XI, никого из ее последователей послать на костер не сможете, хотя взгляды наши — насквозь «еретические». Теперь папская церковь ополчается против «постыдных материалистических заблуждений», потому что прямо нападать на науку в наш век — предприятие бесполезное, и ни для кого теперь не является тайной, что наука не может не быть материалистической.
        Ваши опасения, что «постыдными материалистическими заблуждениями зачинщики (т. е. власть трудящихся)   стремятся поразить религию и самого бога, добиться гибели разумного и самой человеческой природы»,:—по крайней мере во второй части   совершенно    не обоснованы.   Науки  в  Советском   Союзе   процветают.   Гигантскому росту социалистического строительства соответствует столь  же мощный   расцвет   науки, в частности   астрономии. Организуются новые научные центры, усиливаются кадры научных работников и т. д. Работники науки совместно со всеми трудящимися участвуют в общем под'еме страны и организации социалистического хозяйства, а пролетарская власть  не «добивается разрушения всего  разумного»,  а наоборот — основывает развитие страны на науке.
        Научные работники СССР, пережившие три революции, стали политически значительно более зрелыми, чем их сотоварищи в капиталистических странах. Они прекрасно отдают отчет в том, что раз мир раскололся на два лагеря — социалистический и капиталистический,— то научным работникам надлежит безоговорочно стать рядом с тру.дящимися   'Против' капитализма,   с которым   солидаризируется   церковь.
        Нам хотелось бы в заключение получить от его святейшества ответ: считает ли церковь еще до сих пор Бруно, Коперника, Кеплера, Галилея и многих других мучеников науки еретиками и грешниками, а если не считает, то подвергнуты ли общественному «осуждению Климент VIII, Павел I, Ур6ан VIII и другие папы, которые совершили столько зла, сколько его не было совершено всеми злодеями мира? /144/
    Кроме того, так как исследования последнего времени (Wohlwill'a, Lommel'a и др.) с большим вероятием устанавливают, что даже по букве Закона инквизиции нельзя было Галилея привлечь к суду без того, чтобы не прибегнуть к подлогу, и что этот подлог в действительности имел место, мы просили бы Ваше святейшество для восстановления полной картины и освещения подробностей этого мрачного факта в истории человечества, дать доступ. представителям астрономической науки СССР и других стран к секретным архивам инквизиции, еще до сих пор остающимся недоступными для историка и ученого. Нет основания отрицать, что в секретных делах могут быть найдены какие-либо неизвестные еще человечеству рукописи и труды человека, против которого ополчились все папы, но которого считают основоположником своей науки все астрономы мира.
    Мы полагаем, что эта наша просьба столь существенна для истории науки и человечества, что мы можем обратиться к нашим коллегам, иностранным астрономам, с призывом — всеми силами поддержать ее перед папой Пием XI.
    Мы просили бы папу Пия XI ответ направить по адресу Московской астрономической обсерватории.

В. Тер-Оганесов — зам. дир. Гос. астрофизич. и-та.
С.Казаков — проф. Московск. унив.
С. Б лажко — проф. Московск. унив., дир. Астрономич. обсерв.
В. Фесенков — дир. Гос. астрофизиз. и-та.
А. Михайлов — проф. Московск. унив.
Р. Куницкий — астроном Гос. астрофизич. и-та.
К. Огородников — проф. Нижегородск.  унив.
С. Орлов — зам. дир. Гос. астрофизич.  и-та.
Л. Цераская — астроном Московск. обсерв.
М. Набоков — астроном Московск. обсерв.
И. Казанский — астроном   Московск. обсерв.
Л.Сорокин — астроном Московск. обсерв.
К. Шистовский — дир. Московск. планетария.
B.  Козлов — научный сотр. Астрофияич. и-та.
П. Паренаго— ученый секретарь Астрономо-геодезического и-та.
Н. Парийский — научный сотр. Астрофизич. и-та.
C.  Всехсвятский — ученый секретарь Астрофизич. и-та.
Весь коллектив сотрудников планетария.
М. М. Гернет — астроном Астрофизич., и-та.
Г. Н. Дубошин — астроном Астрофизич. и-та.
Б. А. Воронцов — астроном Астрофизич. и-та.
Ю. Филиппов—астроном Астрофизнч. и-та.
Подписавшиеся обращаются с просьбой ко всем советским астрономам присоединиться к письму и свои подписи направить в редакцию „Известий ЦИК".

ПРИСОЕДИНИВШИЕСЯ К  ПИСЬМУ

А А. Иванов — дир. Пулковской обсерв.
К. Д. Покровский — зам. дир. Пулковской обсерв.
А. А. Белопольский — акад., астроном Пулковской  обсерв. /145/
И   Н. Балановская — астроном Пулковской обсерв.
Я. И. Беляев — астроном Пулковской обсерв.
А. С. Васильев — астроном Пулковской обсерв.
Н. И. Днепровский — астроном   Пулковской  обсерв.
С. К. Костинский — астроном Пулковской обсерв.
М. Н. Морин— астроном Пулковской обсерв.
Н. Н. Павлов — астроном Пулковской обсерв.
С. В. Романская— астроном Пулковской обсерв.
К.  Днепровская — ассистент  Пулковской обсерв.
Е. С. Иванова — ассистент, Пулковской обсерв.
П. М. Горшков — проф. Ленинградского унив.
Н.  П.  Каменьщиков — проф. Ленинградского  унив.
С.Т. Натансон — доц. Ленинградского уиив.
A.   М.   Гижицкий — ассистент  Ленинградского  унив.
М. С. Эйгенсон — аспирант Ленинградского унив.
Л. И.  Терентьева — астроном-наблюдатель   астрономич.   обсерв.   Ленинградского унив.
И. Д. Жонголович— ученый секретарь Ленинградского астрономич. и-та.
B. Ф. Газе — научный сотр. Ленинградского астрономич. и-та.
Б.  Ю.  Козловский — научный   сотр.   Ленинградского   астрономич.   и-та.
B.  Мошкова — научный  сотр. Ленинградского астрономич.   и-та.
М.  А-  Рады некий — научный  сотр.  Ленинградского астрономич.   и-та.
А.   Н.  Струйская — научный  сотр.  Ленинградского   астрономич.    и-та.
М.  Товстик — научный  сотр.   Ленинградского   астрономич.    и-та.
М.  Фролова — научный  сотр.  Ленинградского  астрономич.  и-та.
Е.  Штольцер — научный  сотр.  Ленинградского  астрономич.  и-та.
Н. А. Морозов — дир. Научного и-та им. Лесгафта.
Е. М. Виноградова — научный сотр. Гос. астрофизич.  и-та.
C.   Г.  Маковер — научный  сотр.  Гос.  астрофизич.  и-та.
A.   М.  Рыбаков — научный сотр.  Гос. астрофизич. и-та.
Б.  М.  Щиголев — научный  сотр.  Гос.  астрофизич.   и-та.
М. И. Уранов а — вычислитель  Гос.  астрофизич. и-та.
Е. Я. Бугославская — аспирант I Московск. гос. унив.
Н. Я. Бугославская — аспирант I Московск. гос. унив.
С. И. Белявский — старший астроном  Симеизской обсерв.
B.   А. Альбицкий— астроном  Симеизской  обсерв.
Г. Н. Неуймин — астроном Симеизской обсерв.
Л. Семенов — дир.  Николаевской  обсерв.
И. Н. Язев — Старший астроном Николаевской обсерв.
Г. Циммерман — адъюнкт-астроном   Николаевской   обсерв.
Т.   Семенова — астроном   Николаевской  обсерв.
B.  А. Баранов — дир. Казанской обсерв.
А. Д. Дубяго — ассистент Казанской обсерв.
Д. Я. Мартынов—ассистент Казанской обсерв.
А. А. Яковкин — дир. Энгельгардтовской обсерв.
Л. Агафонова — научн. сотр. Энгельгардтовской обсерв.
Г. Агафонов — науч. сотр. Энгельгардтовской обсерв.
И.  Белькович — научн.  сотр.  Энгельгардтовской  обсерв.
И. А. Дюков — научн. сотр. Энгельгардтовской обсерв.
C.  Ляпустин — научн.  сотр.  Энгельгардтовской  обсерв.
С. Некрасова — научн. сотр. Энгельгардтовской обсерв.
С. Некрасов — научн.   сотр.   Энгельгардтовской  обсерв.
Н. Чудовичева — научн.  сотр. Энгельгардтовской обсерв.
Н. Чудовичев — научн.   сотр.   Энгельгардтовской   обсерв.
Н. Михальский — астроном  Одесской  обсерв.
Б. Новопашенный — астроном Одесской  обсерв. /146/
Д.  В. Пясковский — астроном  Одесской  обсерв.
М. Субботин — дир. Ташкентской обсерв.
 Т. 3ахаров —астроном Ташкентской обсерв.
П.  Савицкий — астроном Ташкентской обсерв.
А.   Субботин— астроном   Ташкентской обсерв.
Н. С ы тинская — астроном Ташкентской обсерв.
Я.  Цукерваник — астроном Ташкентской обсерв.
В. В. Шaронов — астроном Ташкентской обсерв.
И. Ф. Полак — проф. Саратовского унив.
В.  Аболь д —проф.- Иркутского  у-та.
A.   Каверин—   ассист.  Иркутского у-та.
В.  Черкас — зав. Донской  астрономич. обсерв:  в Новочеркасске.
B.   А.  Елистратов — наблюдатель  Полтавской  гравиметрии,  обсерв.
Ф.   Красовский — проф. Моск.  межевого и-та  и  зам.  дир.  Института геодезии и картографии Главного геодезич. управления ВСНХ  СССР.
К. А. Цветков — проф. ММИ.
М. К. Вентцель — астроном-наблюдатель и доц. ММИ.
П. Б ашарин — научн. сотр. ММИ 'и начальи. астрономич. работ ТГУ.
A.   Кожевников — доц.   ММИ  и  астроном ГГУ. С.  Лизгунов — доц.  ММИ И старший инженер  ГГУ.
А. Успенский — зав.. Вычислительным бюро ГИГ и К. П. Н. Долгов — начальник астро-радиопартии ГГУ и научн. сотр. ГИГ и К. Л. Говорова— астроном  ГГУ.
B.  Xлопин —  пом. астронома ГГУ. Ю. Якубовскин — пом. астронома ГТУ.
А. Буланов — инженер Вычислительного бюро ГИГ и К.
A. Митин — инженер Вычислительного бюро ГИГ и К. Л. С. Казаков — вычислителЬ;;Вычислительного бюро ГИГ и К.
Л.  Виноградов — радиотехник астропартии  ГГУ.
Г. Дубинин — радиотехник астропартии ГГУ.
Мату севич — радиотехник астропартии [ТТУ.
П. Щеткин — радиотехник астропартии ГГУ.
B.   В. Федынский — астроном-гравиметрист,   сотр.   Гос.  иссл. - нефт.   и-та. П.  Краюшкин — инженер-геодезист.
И.  Матвеев — топограф.
А. Соловьев — зав. Астрономич.-обсерв.   базы пропаганды  ест.-ист.  знаний   Лооно.
И. Гусев — сотр.   Астрономич.   обсерв.   базы  пропаганды  ест.-ист.   знаний Лооно.
М. Митин — сотр. Астрономич. обсерв. базы пропаганды ест.-ист.  знаний Лооно.
П. И. Попов — предс, школьной секции научно-методич. совета Моск. планетария.
А. П. Моисеев — зав. Астрономич. обсерв. Комм. унив. им. Свердлова.
А. К. Беляев — зав. Астрономич. обсерв. Мооно.
В. Пульвер — сотр. Астрономич. обсерв. Мооно.
Н. Сысоева — сотр. Астрономич. обсерв.  Мооно.
М. Ф. Федоров — сотр.  Астрономич.  обсерв .Мооно.
X.  Чаликов — зав.   Пензенской   нар.   обсерв.   им.   И. Н. Ульянова.
Б. Билим — сотр. Пензенской обсерв. им. Н.И.Ульянова.
С. Васильев — сотр. Пензенской нар.  обсерв.  им. И. Н. Ульянова.
А. Бочек — член РОЛМ, тов. пред. Всеросс. съезда мироведов в 1921 г.
Л. В.  Кандауров — сотр.  Русск. астрономич.  календаря. А. Р. Палей — член Моск. общ..любителей астрономии.
Г.  Фабрикант — член Русск. астрономич. о-ва.
Русское астрономическое  общество — председатель  Н. И. Идельсон. /147/
Русское общество любителей мироведения»— председатель Н. А. Морозов, секретарь В. А. Казицын.
Нижегородский кружок любителей физики и астрономии. —  председатель В. В. Мурашев, секретарь Г. Г. Горяинов.
Почепский кружок мироведения.
Общество естествоиспытателей при Северокавказском унив. (Ростов-на-Дону).
Правление   Московского   общества    любителей     астрономии — секр.   Н. И. Иванов.
и ряд любителей, педагогов, групп школьников и др. лиц и организаций.

ОТВЕТ ВАТИКАНА
["Оссерваторе Романо"от 2/IV 1930 г.]
 

            В некоторых газетах появилось  сообщение «Юнайтед пресс» от 27 марта из Москвы:
            «Советские газеты сегодня печатают открытое письмо папе, подписанное 25 русскими астрономами. Авторы письма предлагают Ватикану предать гласности документы, касающиеся Галилея, Коперника, Кеплера, Джиордано Бруно и других ученых, которых судила инквизиция.
            Русские астрономы утверждают, что таковые документы должны находиться в архивах Ватикана и опубликование их докажет, что католическая церковь всегда преследовала науку, и в частности астрономию.
            Авторы открытого письма, ссылаясь на якобы сделанное папой заявление о тех преследованиях, которым подвергаются ученые России, указывают, что советское правительство никогда не тревожило людей, занимающихся наукой. И, наконец, они требуют, чтобы папа разрешил международной комиссии из астрономов обозреть и изучить те ценные документы, которые хранятся в секретных архивах Ватикана».
            Прежде всего мы. категорически отрицаем, чтобы святой отец делал какие-либо заявления «относительно преследований, которым подвергаются ученые в России».
            Далее, является полнейшей выдумкой утверждение, будто бы Коперник и Кеплер преследовались  римской   инквизицией.    Коперник подвергался нападкам со стороны Лютера и Меланхтона, однако он никогда не терпел никаких неудобств от католиков, и смог посвятить свой знаменитый труд Павлу III. Эта книга распространялась  беспрепятственно,  покуда дело  Галилея  не заставило внести ее в список запрещенных книг, из которого она в дальнейшем снова  была изъята.
            Все также знают, что католики уважали Кеплера. Когда была решена высылка всех протестантов из Граца, для Кеплера умышленно было сделано исключение, а поскольку, он все же покинул Грац, он был   возвращен    по указу   эрцгерцога   Фердинанда. /148/ В дальнейшем последовала вторичная высылка, но она также носила всеобщий характер, и ни в какой мере не касалась самого ученого.
        Что же касается Галилея, то нас просто изумляет незнание авторами письма того факта, что еще 50 лет назад все документы, касающиеся суда над ним, были предоставлены в распоряжение ученых и все то, что Галилей сказал во Флоренции и Риме, было опубликовано профессором Фаваро из Падуи и Чиони из Флоренции. В настоящее время все эти документы войдут в новое издание Барбера.
        Поэтому нам представляется весьма странным требование мнимых русских астрономов о том, чтобы международная комиссия астрономов была допущена к изучению ценных документов, хранящихся в секретных архивах Ватикана. Разве они не знают, что архив открыт для всех? Хранящиеся там материалы изучались даже их соотечественниками, в том числе и Шморлем, который не раз обозревал все документы, касающиеся России, и даже составил список их.
        Мы сказали «мнимые астрономы» не только потому, что авторы «открытого письма» повидимому незнакомы с тем, что хорошо известно всякому ученому астроному, знающему историю своей науки, но также и потому, что единственные русские ученые, которые действительно занимаются астрономией, т.е. те, которые работают в Нижнем-Новгороде, поддерживают постоянно обмен изданиями с Ватиканской обсерваторией. Последняя получила также и их ежегодник 1930 г. в обмен на свои объемистые научные труды.
        Эти толстые научные книги прекрасно свидетельствуют о том, в какой мере католическая церковь преследует науку и в частности астрономию.
 
 
 

Вернуться на страницу "Фоменкология"